Внучка Петрова-Водкина подготовила книгу воспоминаний о художнике

Внучка Петрова-Водкина подготовила книгу воспоминаний о художнике

В Саратовской области в третий раз проходят «Хвалынские этюды». Традиционные неформальные дружеские поездки художников в один из красивейших уголков Поволжья на пленэры для совместной работы несколько лет назад получили официальный статус фестиваля. В научных чтениях, посвященных уроженцу этих мест выдающемуся художнику Кузьме Петрову-Водкину, приняла участие его внучка Зинаида Барзилович. Много лет она работала над книгой воспоминаний о своем знаменитом деде, которые будут изданы в этом году. В сборник включены мемуары дочери художника Елены Кузьминичны Дунаевой (ранее фрагменты из них публиковались в журнале «Звезда»), произведения самого Петрова-Водкина, стенограммы его выступлений, научные работы, посвященные творчеству мастера. Накануне фестиваля Зинаида Павловна ответила на вопросы «Российской газеты».
На открытии персональной выставки Петрова-Водкина в Русском музее. Фото: Пресс-служба губернатора Саратовской областиНа открытии персональной выставки Петрова-Водкина в Русском музее. Фото: Пресс-служба губернатора Саратовской области На открытии персональной выставки Петрова-Водкина в Русском музее. Фото: Пресс-служба губернатора Саратовской области
Каким образом творчество Кузьмы Сергеевича вошло в вашу жизнь? Менялось ли отношение к произведениям художника с течением времени?

Зинаида Барзилович: Понимание масштаба творчества, конечно, меняется с годами. В детстве я знала, что мой дедушка — художник, у нас на стенах висели репродукции. Но понимания его живописи не было. Постепенно я пыталась понять его стиль, сравнивала с другими мастерами. Только в последние годы, во время работы над книгой воспоминаний о Петрове-Водкине, мы с мужем, проштудировав множество материалов, многократно пересмотрев его работы, в том числе и малоизвестные, стали понимать масштаб его личности и искусства.

Вы говорили, что любимая ваша картина — «Умиление злых сердец». Есть ли другие работы, которые вам дороги и почему?

Зинаида Барзилович: «Умиление злых сердец» потрясает, это очень сильная и в то же время нежная картина. Ее образ не забывается, он остается со зрителем. Недаром Русский музей выносит это произведение на обложки книг о музее, хотя там много прекрасных и ярких картин. Что касается других работ, особые отношения возникают то с одной, то с другой. Например, на недавней выставке в Русском музее, посвященной искусству революции, меня поразила энергия, подобная взрыву, картины «Рабочие».

Сейчас особое чувство возникло у меня к натюрмортам. Для Петрова-Водкина они были экспериментом, лабораторией, «острыми беседами с натурой», как он писал. Кузьма Сергеевич считал принципиально важным участие зрителя в создании картины, он говорил, что если картина не задевает зрителя, не делает его соучастником творческого процесса, она написана зря. Очень рада, что теперь у меня это получается хотя бы с несколькими его работами.

Петров-Водкин считал важным соучастие зрителя: если картина не задевает, она написана зря
Расскажите о себе, о вашей семье. У Елены Кузьминичны было три дочери, каким образом сложились судьбы у потомков Петрова-Водкина, связан ли кто-нибудь из них с искусством?

Зинаида Барзилович: Да, нас было три сестры: Александра, Марина и я. Марины не стало в 1994 году. У нас и у наших детей, правнуков художника, совсем разные судьбы, но никто не связал себя с живописью. Я по образованию инженер, работала, как и мой муж, в радиопромышленности. После перестройки пришлось заниматься разными вещами, остановилась на издательском деле. Последние перед выходом на пенсию десять лет работала директором книжного магазина. Муж тоже переквалифицировался из радиоинженеров в издатели и трудится в этой области по сей день. Три моих сына: Михаил, Евгений, Константин — получили техническое образование в вузах Санкт-Петербурга и работают сейчас инженерами.

В последние десятилетия Петров-Водкин стал модным художником, возник большой интерес к его биографии, творчеству. Но не все здесь так однозначно: например, появилась версия, что жену художника якобы звали иначе.

Зинаида Барзилович: Меня поражают и настораживают постоянные «чудесные явления» новых и новых работ Петрова-Водкина теперь, через многие десятилетия после его смерти. Но это происходит, видимо, в связи с ростом цен на произведения классиков. Другое поразительное явление — неожиданные «открытия» искусствоведов, даже очень именитых. Действительно, было сделано «открытие», что жену Кузьмы Сергеевича звали не Мария, как думали мы — все родственники, и ее дочка (моя мама) в том числе, а Маргарита. Все это как бы научно обосновано и уже «вводится в научный оборот». Мама протестовала, но напрасно. И мне тревожно; сколько же еще «открытий чудных» может произойти, когда некому будет их остановить?

Ваша мама принимала большое участие в сохранении наследия художника. Сейчас такой работой занимаетесь вы. Есть планы, которыми можете поделиться?

Зинаида Барзилович: Есть и планы и мечты, которые сбылись. Например, в этом году в Русском музее открылась юбилейная персональная выставка, первая после 1966 года, хотя поначалу эта идея казалась абсолютно нереальной. Много лет мы работали над книгой воспоминаний и материалов о Петрове-Водкине — и вот книга «Петров-Водкин: В центре жизни жизней» уже напечатана и скоро станет доступна читателям. Есть еще одна мечта — установить памятник Кузьме Сергеевичу Петрову-Водкину в Петербурге, где он жил и работал большую часть жизни.

Новости партнеров

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>