Владимир Меньшов хочет снять фильм о том, что с нами происходит

Владимир Меньшов хочет снять фильм о том, что с нами происходит

У режиссера и актера Владимира Меньшова лето выдалось беспокойным. Началось оно еще в мае, когда Владимир Валентинович побывал в Севастополе президентом фестиваля документальных фильмов «Победили вместе», продолжилось дома работой над сценарием нового фильма. Впереди еще встречи и фестивали, на одном из которых, Первом Уральском фестивале российского кино, Меньшов будет председателем жюри.
С народным артистом России мы встретились накануне Дня кино в его подмосковном доме, и разговор начался с самого животрепещущего.

Сегодня в кинотеатры, даже на популярнейшие блокбастеры, ходит на порядок меньше людей, чем 30 лет назад…

Владимир Меньшов: Думаю, даже на два порядка. Зачем сегодня идти в кинотеатр, если кино можно и по телефону посмотреть, на улице, на ходу? Да и фильмов выходит столько, что ситуацию времен моей юности, да и зрелости, когда выход фильма становился общественным событием, когда не посмотреть новое кино, не поддержать разговор о нем было неприличным, и не представишь.

Тем не менее 35-летний юбилей фильма «Москва слезам не верит» два года назад стал заметным культурным событием.

Владимир Меньшов: Да, удивительно: жизнь с тех пор изменилась коренным образом, в фильме отражен сугубо советский образ жизни, но выяснилось, что речь там идет о более глубоких вещах, чем просто набор деталей, характеризующих общество 80-х или 60-х. Люди узнают в этом фильме свою жизнь тех лет, своих знакомых…

«Москва слезам не верит» — далеко не единственная ваша картина, с которой происходит подобное. Работая над фильмом вы, в принципе, думаете над тем, как его воспримет зритель?

Владимир Меньшов: Всегда об этом думал и думаю. В свое время я всерьез уверовал в посыл, с которым к нам, будущим актерам и режиссерам, обращались педагоги. Вам дается трибуна для обращения к миллионам, говорили они, вы должны найти для этих миллионов нужные слова, вы должны ощущать ответственность…Я принял эту позицию как свою и долго не понимал, как можно снимать картины, явно не предназначенные для широкого круга зрителей, и еще гордиться этим. Меня, конечно, тоже тянуло к кино интеллектуальному, авторскому, но так счастливо складывались обстоятельства, что в руках вдруг оказывался сценарий, скажем, «Москва слезам не верит», и я думал: а почему нет? Это же о моей юности. Я пробовал — и получалось.

Нет человека, не начинавшего кино с расчетом на успех. Даже Тарковский считал, что если б ему дали шанс, он побил бы все рекорды
А после «Москвы…» вам, наверное, подумалось о чем-то таком…

Владимир Меньшов: …Да, социально значимом — и тут приходили «Любовь и голуби», и я вдруг понимал: а чего я ищу-то? Читаю с удовольствием, смеюсь, переживаю — так это, наверное, и есть «тот самый» материал, раз он самые разные эмоции вызывает! Станиславский писал: напрасно считается, что люди приходят в театр или отдохнуть, или подумать, или посмеяться. Они приходят и посмеяться, и поплакать, и задуматься о жизни! А если эти три компонента не присутствуют, то искусство не осуществляется.

А вы часто встречаете эти компоненты в современном российском кино?

Владимир Меньшов: Встречаю, например, в фильме Жоры Крыжовникова «Горько!», который мне давно и очень нравится. Я считаю, что там дана панорама нашей жизни. Да, дурной, но уж какая есть! Но еще в этом фильме есть любовь к людям, какими бы они ни были! А в некоторых картинах я сегодня наблюдаю такой… брезгливый взгляд на людей как на муравьев, которые где-то там бегают. Это мне, признаться, очень неприятно. А Жора, он же Андрей Першин, между тем продолжает снимать.

Но можно ли сделать российское кино коммерчески успешным? Чего ждет от кино зритель — доброты, любви, экшна?

Владимир Меньшов: Нет человека, не начинавшего кино с расчетом на успех. Даже Тарковский считал, что если б ему дали шанс, он побил бы все рекорды. У «Горько!» был большой кассовый успех, они потратили полтора миллиона, а собрали чуть ли не двадцать пять. Оригинальный сценарий, не обычная наша калька с американских молодежных лент. Кстати, по-моему, рьяный интерес к американскому кино в обществе, мне кажется, поутих. Согласитесь, видно же, как это сделано. Да, есть кино достойное, но нашим-то людям нужна наша культура, наши герои, актеры, режиссеры, наше понимание мира…

Наши темы…

Владимир Меньшов: Я в этом уверен. Мы должны именно тут искать себя, и когда мы нащупаем свои точки соприкосновения с современным зрителем, мы поймем, как его вытащить в кинотеатр, удержать два часа в зрительском кресле.

И по прошествии почти четырех десятков лет зрители узнают в героях фильма «Москва слезам не верит» самих себя. Фото: РИА Новости
Некоторые режиссеры решают эту проблему с помощью высоких технологий, компьютерной графики, бесконечной пальбы…

Владимир Меньшов: Да, в современных сказках, в фантастических, детских фильмах все должно постоянно взрываться, лететь и стрелять. Молодой зритель привыкает к этому, развращается этим, и ему уже хочется оценивать технологии, а не следить за неторопливой, вдумчивой историей, наслаждаться игрой актеров. Сегодня такой подход считается коммерчески невыигрышным, продюсеры не вкладывают деньги в такие проекты, но эта линия обязательно должна сохраниться. Линия кино актерского, спокойного, кино как душевное переживание, когда актера можно за взрывами разглядеть.

Именно таков, наверное, сценарий, над которым вы работаете.

Владимир Меньшов: Да, но пока то, что получается, меня не очень устраивает, работа продолжается. Скажу только, что время в сценарии — наши дни, я всегда снимаю про наше время, но будут отсылки в прошлое. И любовь, конечно, тоже будет.

А получается ли у вас отрывать сегодня руку от бумаги? Жизнь вокруг меняется быстро, только успевай следить…

Владимир Меньшов: Я, признаться, политическими и прочими проблемами живу сейчас гораздо больше, чем проблемами творческими. Смотрю новости, слежу за политическими дискуссиями. И кстати, хочу сказать, что, по-моему, кино не отразило перемены, которые произошли в стране за последние 25 лет! Режиссеры пошли по самому легкому пути — братки, криминал, секс, взялись за самое бросающееся в глаза. А за 30 лет — громадный срок! — произошло еще столько всего! Через 20 лет после Октябрьской революции был «Чапаев», пошел поток кино, задним числом объяснявший стране и миру суть революции, сообщавший, какие люди пришли к власти. А что сняли мы о минувшем времени?

Вы хотите в новом фильме этот недостаток восполнить?

Владимир Меньшов: Да, я хотел бы поговорить о том, что с нами произошло и происходит, о настоящем. Мне кажется, если занять мудрую позицию в отношении нашего советского прошлого и правильно осмыслять историю, это будет гарантией зрительского успеха.

Пока же, видно, решили изучить людей власти изнутри, став доверенным лицом «Единой России» на будущих парламентских выборах…

Владимир Меньшов: Я практик, как и все режиссеры. Разговорам и дискуссиям на площадке предпочитаю действие. Думаю, что «Единая Россия» — единственная сила, что сейчас осуществляет власть в стране. Сегодня пришло время находить новые пути движения, будить творческие силы общества, которые пока пассивны и потому «Единая Россия» должна стать партией дискуссионной, с новыми идеями. Моя мечта — творческая партия власти, в которую собрались бы самые интересные люди страны и схватывались бы в серьезных интеллектуальных спорах.

А как вам новые идеи в новой Москве?

Владимир Меньшов: Знаете, летом я живу за городом, но когда бываю в столице, не могу не обратить внимание на то, что и сколько всего делает московская власть. И с какой решительностью! Собянин же летом в центре действовал как на Курской дуге — масштабно и смело. Вопрос переустройства центра замотали бы в обсуждениях, так бы и не начав работу. А тут все как следует подготовили, просчитали и резко в 1 день перекрыли, начали и к сентябрю будут заканчивать! Мне, как режиссеру, такой подход нравится очень. Да и Москва хорошеет.

Есть ли у вас в городе любимые места?

Владимир Меньшов: Самые любимые связаны с годами учебы, это Камергерский, бывший проезд Художественного театра, с этим местом связаны важнейшие, переломные годы жизни, когда я наконец попал в творческий вуз и понял, что это мое. Там и любовь и женитьба произошли, в той же студии и Юля училась, сейчас наш внук там учится. Мы были у него на экзамене, потом пошли по Большой Дмитровке, и я был поражен, как там все изменилось и как стало красиво. Сейчас там какой-то вечный праздник.

Новости партнеров

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>