В Москву вернулись очереди. За книгой

В Москву вернулись очереди. За книгой

Было тепло. Пять дней по Александровскому саду и Манежной площади ходили ходуном писатели, издатели и книголюбы. Круговорот читателей в природе. Кто в маске и перчатках — тот на ярмарку. Без маски, но с пакетами тяжелых книг — уже оттуда.

На фоне надоевшей пандемии — ждали ее, как никогда. В начале лета пробным шаром стала книжная «Красная площадь» — как пройдет теперь? Долой уже корону с вируса. Издатели с книготорговцами, которые на карантине пострадали от убытков, ждали не меньше, чем читатели. И праздник — случился. Хоровод трехсот издательств из сорока российских регионов. 270 встреч, дискуссий, конференций, премий, лекций. Имена писателей блестят. Тут Водолазкин, там Прилепин. Тут Шаргунов, там Рубина или Степнова. Или вот Смехов с мемуарами артиста. Или актриса Марина Зудина — о Табакове.

24 современных автора написали коллективный роман для подростков
Смелые греки — почетные гости — привезли свой стенд живьем. Корейцы — виртуально — обещают прибыть через год.

Что удивляться: очередь в «Манеж» ложилась каждый день. Старожилы подтвердят: бывало, по тому же саду томительная очередь сворачивала к Мавзолею. Теперь же стала показателем духовных устремлений. Стоят за Репиным с Серовым в Третьяковку, стоят за книгами на ярмарку. Смотреть, читать и слушать. Может, даже думать.

Между прочим, в первые же дни ярмарки спрашивали Алексея Иванова про новую книгу: что означает «Быть Ивановым»? Крупный уральский писатель сказал: он не пророк, но хочет, чтобы книга «кого-нибудь подвигла к вопросу думания хотя бы потому, что думать — это интересно». Правда, объяснил, что это до него уже говорил Чернышевский.

С одного из экранов «Манежа» подмигнул Фредерик Бегбедер: онлайн-привет от автора «Человека, который плакал от счастья». Он вдохновился Венедиктом Ерофеевым, написал «сатиру над сатирой» («троллинг троллинга» — уточнил писатель Андрей Геласимов). Волнуется, что пересмешники и «джокеры» овладевают умами человечества.

Филолог Дмитриев рассказывал о приключениях поэта Грибоедова. Михаил Визель — как за 19 дней прокомментировал 19 писем великого поэта, и вышла книга-хроника самоизоляции Пушкина в Болдино 1830 года.

Кто в маске и перчатках — тот на ярмарку. Без маски, но с пакетами тяжелых книг — уже оттуда
Бунину посвятили «круглый стол»: писатель важен молодежи хотя бы потому, что в творчестве достиг недосягаемых высот. Писатель Басинский элегантно возражал соавтору, Екатерине Барбаняге, уверенной, что можно было бы поставить памятник жене Толстого: «Всем женщинам можно поставить памятник».

Где-то спорили: прекрасный сказочник Джанни Родари, автор Чиполлино, несовместим с англоязычной политкорректностью.

А лингвистка Миронос раскрывала тайны заклинаний Джоан Роулинг (мамы Гарри Поттера). Двадцать четыре автора (среди них Драгунский, Берестов, Лукьяненко и Быков) объясняли, как удалось поочередно написать общий роман «Война и мир в отдельно взятой школе». Но тут пришли подростки, финалисты литературного конкурса школьников «Класс» — и объяснили: взрослые писатели ничего не понимают. У них финал романа — свой, альтернативный.

Где-то учили, как писать стихи. Кто-то рассказывал, что блогерство сегодня круче, чем писательство. По крайней мере прибыльней. Вручили множество призов. Литературным краеведам. Школьникам. Переводчикам. Поэтам от поэтов. Приятнее всего, что «Книгу года» вручили в этот раз достойнейшим — создателям двадцатитомника «Библиотеки литературы Древней Руси», сотрудникам из Пушкинского дома, начавшим работу при еще при академике Дмитрии Лихачеве.

В эти же дни на ярмарке провели международную конференцию, посвященную спасению книжной индустрии после пандемии. Декларация призвала правительства всех стран — спасти и поддержать.

Павел Басинский представил на ММКЯ новую книгу «Соня, уйди!»
Но ярмарка на этом не закончилась. События мелькали во всю прыть и сочетали все, что кажется несочетаемым. Правнучка маршала Рокоссовского поделилась удивительным воспоминанием: 75 лет назад, когда закончилась война, однажды утром маршал Конев в первый раз услышал — за окном в тишине пели птицы.

Прошел и круглый стол о «комиксах» — библиотекари, издатели, художники из шести стран — в процессе обсуждения отметили прогресс: российский рынок продвигается. 150 спецмагазинов, 30 специздательств, где сплошные комиксы,- рассчитаны на юных россиян. И есть надежда на полный расцвет и торжество «комикс-культуры» — в недалеком будущем. А Юрий Лепский говорил своим читателям про книгу о поэте Бродском — и уверял, что торопиться не всегда полезно: «Известно, что чем медленнее длится время, тем быстрее растет душа».

Кто прав? Здесь не кончалась очередь. И расцветали сто цветов. И побеждала дружба. И хотелось — думать.

Метки записи:  , ,

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>