Теодор Курентзис стал лауреатом престижной премии ECHO Klassik 2016

Теодор Курентзис стал лауреатом престижной премии ECHO Klassik 2016

Запись «Весны священной» Стравинского, осуществленная оркестром MusicAeterna под управлением Теодора Курентзиса, признана лучшей в категории «Симфоническая запись. Музыка XXI и XX веков». За эту работу Курентзис и его оркестр стали лауреатами престижной музыкальной премии ECHO Klassik 2016, которую вручают ежегодно в Германии. Он и основатель этого оркестра, он и худрук Пермского театра оперы и балета. Незадолго до того оркестр MusicAeterna под его руководством успешно выступил на Дягилевском фестивале в Перми, а потом и в Москве, где Теодор и рассказал «РГ» о своей любви к России и верности искусству.

Дягилевский фестиваль завершила Шестая симфония Густава Малера, ее же вы исполнили в Большом зале Московской консерватории — с невероятным успехом. Прежде вы говорили, что на «Золотой маске» в феврале вас приняли достаточно холодно. Сейчас — что-то изменилось в восприятии московского зрителя?

Теодор Курентзис: На «Золотой маске» (Пермский театр привозил постановку оперы Моцарта «Дон Жуан» — прим. «РГ») я ожидал такой же реакции, как и после Шестой симфонии Малера. Но проблема в том, что публика, которая была на том спектакле, совсем другая. К сожалению, из-за организационных моментов премии большинство людей, действительно интересующихся музыкой, не смогло попасть на наш спектакль. Хотя нельзя разделять людей на группы. Конечно, каждый имеет право послушать и оценить то, что мы делаем. Всем открыта эта дверь.

Помимо музыки и театра, у вас был и такой опыт — лет семь назад вы сыграли главную роль в фильме Ильи Хржановского «Дау». Как ощущали себя в качестве актера? Не думаете сняться в кино еще?

Теодор Курентзис: Как раз еду сейчас смотреть материалы этого фильма — даже не знаю, когда он сможет выйти на экраны. Для меня это была не совсем актерская работа — я играл практически самого себя, говорил своими мыслями. Но это очень тяжелый труд, очищающий. История, которая затрагивает важные моменты жизни и позволяет по-другому взглянуть на себя. Те, кто видел хотя бы один из 13 фильмов, в восторге — но я не могу судить объективно, я же эмоционально часть проекта.

Сниматься в кино я бы больше не хотел, хотя я — киноман. Кино — это волшебный мир искусства. Слова, которые мы используем каждый день, в письменном виде обладают определенной формой. В поэзии они несут в себе другие значения и пространства, обогащаются метафизическим шлейфом. А звук — понятие более абстрактное. Слово обладает визуальной основой, слова материализованы внутри нас больше, чем звук. Однако как звук из клаксона может стать душераздирающим звуком симфонии Шостаковича. И это чудо, которое происходит со словом и звуком внутри произведения искусства, схоже с превращением куколки в бабочку.

В кино миллион возможностей для того, чтобы это превращение происходило дальше. Но чем больше возможностей у тебя есть, тем труднее понять, в каком направлении двигаться. Создать киношедевр — задача не из легких. Я еще в детстве хотел стать кинорежиссером, не верил, что стану дирижером. Но любовь к России и сама судьба привела меня к тому, что я имею сейчас.

А, кстати, почему вы все-таки решили когда-то перебраться из Греции в Россию — это же было не случайно?

Теодор Курентзис: Я приехал в Россию, потому что здесь преподавал Илья Мусин. Это был гениальный педагог. Если бы он жил в Парагвае, я бы и туда эмигрировал. Кроме того, помню еще, как русские оркестры приезжали в 70-х годах в Афины — они очень сильно отличались от европейских, в них больше страсти и резкости. Как и вообще в русском языке и культуре. Поэтому я и понял — нужно ехать туда. Надеюсь, когда-нибудь буду достоин называться «деятелем российской культуры».

Вы деятель культуры, как известно, неравнодушный. Вот сейчас в Перми случился скандал: местные чиновники уволили с поста художественного руководителя «Театра-Театра» Бориса Мильграма… Как вы к этому отнеслись — у вас ведь тоже отношения с пермским минкультом не очень простые?

Теодор Курентзис: Любое увольнение или продление контракта с работником культуры должно быть шагом к улучшению ситуации. Здесь не должны играть роль личные отношения руководителей. Культура — это святое, здесь конфликты межличностные, ничьи личные амбиции не должны быть замешаны. Иначе наносится ущерб культуре города и края, подрывается доверие к власти. И увольнение Бориса — большая ошибка. Хотя мне хочется верить, что еще можно найти общий язык между художником и чиновниками.

Какую музыку вы сами слушаете в свободное время?

Теодор Курентзис: Меня интересует экспериментальная музыка малоизвестных исполнителей со всего мира. У меня есть коллекция пластинок пионеров андеграунда 50-х, 60-х, 70-х. Не очень люблю слушать симфоническую музыку — никакая аппаратура не может воспроизвести звук настоящего оркестра. Но последнюю неделю слушал органную музыку Мессиана, фортепианную музыку Дебюсси — во мне они рождают множество чувств. А воображение мое будоражит в настоящее время музыка Вагнера или композиторов эпохи раннего барокко — здесь большое пространство для импровизации.

А вообще — что для вас отдых?

Теодор Курентзис: Я должен еще научиться отдыхать. Отдых — это не только отсутствие работы. В моем понимании, отдых — обновление, возможность зарядиться положительной энергией, очиститься. Думаю, ключ к самопознанию лежит как раз в умении отдыхать. Отдыхать — значит приводить в порядок свои мысли, перестать думать о своих проблемах и амбициях. Не всегда это удается, все время что-то делаю. Даже на пляже — изучаю партитуры современной музыки.

Не могу не спросить: когда и где ждать ваших новых концертов?

Теодор Курентзис: Весь сентябрь мы с MusicAeterna гастролируем с барочными программами по Европе — Монтрё, Женева, Кельн, Дортмунд, Бремен. Потом открываем сезон в Венском Концертхаусе. В ноябре в Санкт-Петербурге исполним музыку балета Прокофьева «Ромео и Джульетта». Очень надеемся показать это и в Москве.

В декабре, в Перми мы ставим «Золушку» Прокофьева с Алексеем Мирошниченко, оперу Алексея Сюмака «Cantos». 14 января в Royal Festival Hall в Лондоне мы будем играть благотворительный концерт в поддержку фонда Чулпан Хаматовой «Подари жизнь». В марте и апреле нас ждут очередные европейские гастроли с симфониями Малера и Бетховена. В мае — постановка «Богемы» и Дягилевский фестиваль в Перми. В июне снова Лондон, а в июле и августе 2017 года будем выступать в Зальцбурге.

Отдыхать, как видите, некогда…

Лауреатами премии ECHO Klassik в этом году стали и другие российские музыканты: Анна Нетребко («Певица года»), пианист Григорий Соколов («Инструменталист (фортепиано)»). Сопрано Ольга Перетятько награждена в категории «Сольная запись/вокал. Дуэты/оперные арии», а дирижер Максим Емельянычев — в категории «Концертная запись. Музыка XIX века». Премию ECHO Klassik для молодых музыкантов получили Ася Фатеева (саксофон) и Юрий Ревич (скрипка).

Новости партнеров

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>