Судьба усадьбы Мирковича

Судьба усадьбы Мирковича

Спустя поколения появился интерес к старинным русским усадьбам, но их возрождение — порой лишь продолжение драматической истории начала прошлого века. Пример тому — усадьба участника Отечественной войны 1812 года, Георгиевского кавалера генерала Александра Яковлевича Мирковича в деревне Николо-Жупань под Одоевым в Тульской области.

Особняк — под картошку

Дом генерала Александра Яковлевича Мирковича — исторический памятник федерального значения. Это удивительной красоты и гармонии усадьба, расположенная на высоком берегу реки Упы, — памятник архитектуры середины ХIХ века. История особняка во многом типична. После революции большевики заставили наследников генерала покинуть дом, и в освободившемся помещении открылась школа крестьянской молодежи. В 1930-х годах решили школу закрыть и организовать дом отдыха писателей. Здесь были Серафимович, Лавренев, Тренев, в 1934 году жил Борис Пастернак.

После войны усадьбу передали детскому дому. Когда же для детей построили новое здание, старый дом превратили в общежитие для сотрудников. В 1990-е районные власти прописали там беженцев, а в подвале устроили овощехранилище и котельную. Остатки топлива сбрасывали во внутренний двор. Спустя полвека наследникам пришлось вывезти отсюда 27 «КамАЗов» с угольной крошкой.

Как все начиналось

О том, что ее предок в пятом поколении — генерал, участник Бородинского сражения и заграничных походов русской армии, Ольга Троицкая-Миркович узнала неожиданно для себя, когда работала в архивах, выясняя судьбу деда, расстрелянного в годы сталинских репрессий. Затем потребовалось восемь лет, чтобы собрать и подписать все бумаги, подтверждающие ее права на усадьбу.

Летом 2005 года было принято решение о передаче дома потомкам в безвозмездное пользование сроком на 49 лет (приватизировать памятники тогда было нельзя). Для этого Мирковичам было предложено создать юридическое лицо, на баланс которого можно было бы перевести обветшавшее хозяйство. Так появилась некоммерческая организация «Культурный центр «Усадьба генерала Мирковича».

За год сделали косметический ремонт и открыли первую выставку, посвященную истории генеральского рода, в которой как в зеркале отражается история России: среди фамилий, присутствующих на стендах, — Демидовы, Чичерены, Сухово-Кобылин, Муравьев-Амурский. В книге памяти зарождавшегося музея есть запись Евгения Борисовича Пастернака: «Очень хорошо, что находятся такие люди, которые находят в себе силы, чтобы возродить то, что было утеряно в страшные годы безвременья, стиравшего с лица земли исторические корни. Я имею в виде семью Ольги Серафимовны Миркович, которая решилась поднять из руин дом своих предков».

Все эти годы Троицкая-Миркович собирает и изучает исторические материалы и различные предметы, связанные с усадьбой, пишет статьи, выпускает книги, ее приглашают с лекциями на различные форумы и конференции. Сейчас в этом музее уже более трех тысяч экспонатов, есть даже роскошный белый рояль. Дом Мирковича сегодня стал одним из брендов Тульской области, его включили в проект «Русские усадьбы».

Вот так поддержали!

Десять лет назад региональные власти обещали всяческую помощь. Районные чиновники хранили молчание. Областные пошумели и забыли, а Мирковичи наконец узнали, что означает это молчание муниципалов. Дело в том, что договор на безвозмездное пользование был заключен с обременением: в доме жили люди, и арендаторы «не должны препятствовать проживанию жильцов до отселения их в законном порядке». Правда, как выяснила прокуратура, этот дом никогда не относился к жилому фонду, и прописывать в нем людей местная администрация не имела права. Несмотря на все обещания и незаконность, люди не расселены до сих пор. Лишь в этом году была выписана женщина с грудным ребенком, а мужчина, вернувшийся из мест заключения, по-прежнему числится по этому адресу.

Сегодня региональные чиновники от культуры говорят, что наличие жильцов не мешало реставрации здания. Только вот сами жители постоянно грозили, что приватизируют свои комнаты. И какой спонсор согласится в такой ситуации вкладывать в реставрацию средства? Да еще при том, что территорию памятника так и не удалось оформить — все попытки аренды земли бойкотировались местной властью.

— Мы брали усадьбу не под дачу, а собирали экспонаты, чтобы сделать музей, — поясняет Ольга Серафимовна. — Был круг людей, готовых финансировать проект реставрации. Они и сейчас есть, но при условии оформления земли под зданием. Федеральным законом № 73-ФЗ установлено, что земельные участки в пределах границ объектов культурного наследия являются землями историко-культурного назначения. Нам не нужны площади и строения, отданные в бессрочную аренду детскому интернату. Но остальное-то почему нам не дают оформить? Регенерация сохранившихся хозяйственных построек позволит потенциальным инвесторам создать инфаструктуру для развития туристического комплекса параллельно с культурно-историческим проектом «Усадьба генерала Мирковича».

Мирковичи собственными силами вычистили подвалы, восстановили канализацию и котельную. Но трубу свалили опять и сдали в металлолом. Лестницу к реке разобрали. В довершение всего директор интерната решил в пяти метрах от западного крыла здания сделать стадион — земля-то его. К тому моменту, как удалось его остановить, успели засыпать площадку песком и спилить реликтовые бальзамические тополя, которые еще в прошлом веке специалистами Никитского ботанического сада были признаны памятниками природы. Да что говорить, в день, когда мы приехали в усадьбу, пришлось оттаскивать от дверей огромные чурбаны (останки тех самых тополей) — их привалили, чтобы женщина не могла выйти из дома. Хорошо, уехала нас встречать.

— Настолько идет примитивная по подлости борьба за этот дом, — рассказывает жительница Одоева Тамара Лепешова. — В Одоеве распроданы все исторические здания. Из всего осталась непроданной только эта усадьба. Сколько таких примеров, когда покупают дома ради участка земли: застройщик ждет, когда они развалятся, чтобы построить что-то свое.

Ждать ли помощи?

Новый виток борьбы с потомками владельца усадьбы, но уже на областном уровне, начался недавно — после того, как она вошла в проект «Русские усадьбы». Троицкой-Миркович были предъявлены обвинения в том, что она не сумела восстановить дом. Был суд, ее оштрафовали на 300 тысяч рублей. Потом региональные министры культуры и имущественных отношений предложили ей «уйти по-хорошему». В противном случае расторгнут договор по суду.

— Были прописаны охранные обязательства и обязательства по восстановлению усадьбы, — пояснила министр культуры Тульской области Татьяна Рыбкина. — В течение пяти лет должен быть представлен проект восстановления, в течение десяти лет — выполнены обязательства по приведению усадьбы в порядок. Все сроки прошли. В последние два года усадьба начала просто физически разрушаться. Мы поддерживали Ольгу Серафимовну, всегда приглашали на выставки. Отдам должное, что касается продвижения бренда, это у нее получается очень хорошо. Благодаря ей усадьба звучит в культурном наследии области. Но что бы ни говорилось, усадьба начала разрушаться.

По словам Ольги Троицкой-Миркович, ей было сказано, что с помощью «народного бюджета» на восстановление усадьбы можно выделить 50 миллионов рублей. Половина суммы — средства областной казны, 30 процентов даст муниципалитет, пять миллионов — она. Но для этого усадьба должна стать муниципальной собственностью.

Местные активистки уверены, что причиной всему — появившаяся возможность «подтянуть» большие деньги, и наследники чиновникам здесь не нужны. К разговорам о «народном бюджете» они относятся скептически: в деревне водонапорная башня рушится, освещения нет, с канализацией проблема, а люди будут за восстановление усадьбы голосовать?

— Она просто физически не в состоянии поднять все это — не меценат, не богатый человек. Вместе с тем это человек, который прекрасно знает историю семьи, собрала много интересных экспонатов, — поясняет Татьяна Рыбкина. — Я бы не хотела, чтобы эта усадьба была целиком неким инвестпроектом, который был бы отдан инвестору, например, под гостиницу. Обязательно часть ее должна быть музеефицирована. Но финансовое положение таково, что у региона, тем более муниципалитета, средств на полное восстановление усадьбы нет. Наверное, это будет совместный проект. Там возможно участие частного бизнеса.

В этой схеме Ольге Троицкой-Миркович в лучшем случае отводится роль привратника при собранном ею же музее. Неудивительно, что ее это возмущает. Ведь есть уже разработанный креативный проект, есть потенциальные инвесторы, но у властей, похоже, свои предпочтения.

Новости партнеров

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>