Река Конго в Москве: новый взгляд на искусство Африки в Пушкинском музее

Река Конго в Москве: новый взгляд на искусство Африки в Пушкинском музее

Выставка «Река Конго: искусство Центральной Африки. Из собрания Музея на набережной Бранли», которая во вторник открылась в ГМИИ имени А.С. Пушкина, позволит российской публике по-новому взглянуть на произведения искусства африканских стран, считает президент Musee du quai Branly Стефан Мартен.
«Река Конго»

В рамках подготовленной французским музеем выставки российской публике представлено 190 произведений традиционного африканского искусства. Экспозиция посвящена культуре народов южной части Камеруна, Экваториальной Гвинеи, Габона, Республики Конго, Демократической Республики Конго и Анголы. Эти народы, живущие в бассейнах рек Конго и Огове, относятся к языковой группе банту, однако объединяет их не только язык, но и традиционное искусство, которое представляет собой уникальную систему со взаимосвязанными элементами.
«Знаете, когда-то искусство Африки, Океании и, в меньшей степени, азиатское искусство воспринимались в Европе как второстепенная культура. Но это в прошлом, сегодня произведения искусства этих регионов считаются шедеврами всемирной культуры, а их стоимость на рынке очень высока. Мне кажется важным, что российская публика сможет получить доступ к нашей коллекции, чтобы по-новому взглянуть на африканское искусство», — рассказал Мартен.

Куратором выставки стал профессор Франсуа Нейт, этнолог, философ, археолог, историк и в придачу ко всему еще и монах-бенедиктинец, который родился и вырос в Конго. По идее Нейта, в экспозиции показано, как все взаимосвязано в огромном регионе, как циркулируют и переплетаются общие сюжеты, например, изображения лиц в форме сердца с масок и скульптур, сделанных в очень отдаленных друг от друга районах.

Мартен также указал на то, что в коллекции представлены настоящие шедевры, например, табуреты народа Луба, которые представляют исключительную ценность.
«Нужно обратить внимание, что в рамках канона африканский скульптор работает как художник ренессанса или древнегреческий скульптор, он находится внутри эстетических рамок, которые навязаны ему заказчиками, политическими властями, эстетикой эпохи. Однако, вопреки всему, он умудряется найти решения, полные невероятной свободы. На мой взгляд, крупнейшие африканские скульпторы входят в число ведущих мировых, их работы занимают место во всей истории искусства», — сказал Мартен.
По его словам, преимуществом для публики, не знакомой с африканским искусством, является то, что вовсе не обязательно досконально разбираться в нем или быть знатоком этой культуры. «Каждый может проникнуться силой образов, глубиной эмоций и невероятной изобретательностью авторов работ — для этого достаточно раскрепоститься, воспользоваться своим собственным ощущением прекрасного», — сказал собеседник агентства.

Новый взгляд

«Река Конго» разместилась в пространстве Галереи искусства стран Европы и Америки XIX–XX веков, в постоянной экспозиции которой находятся работы Андре Дерена, Пабло Пикассо, Анри Матисса и других мастеров, вдохновлявшихся искусством Африканского континента.
Глава Музея на набережной Бранли обратил внимание на то, что значительную часть французской коллекции представляют достаточно скромные предметы, которые не были изготовлены из ценных материалов – горшки, шкатулки. Однако именно благодаря обстановке люди смогут посмотреть на них как на настоящие произведения искусства, которыми они являются.
«Если бы мы привезли эту выставку в антропологический или этнографический музей, например, в Санкт-Петербург, то все ее экспонаты воспринимались бы, наверное, исключительно как документальные свидетельства образа жизни тех людей, которые эти предметы создавали. Однако, будучи помещенными в контекст музея изобразительного искусства, те же самые экспонаты открываются новыми, неожиданными гранями. Это очень важно — при знакомстве с современным искусством давать людям возможность взглянуть на вещи под новым углом, и в разном контексте каждый раз находить что-то новое», — сказал Мартен.

По его словам, в прошлом чем-то схожее отношение было к фотографии. «Во времена моей молодости фотография была представлена в музеях только в документальной форме — было важно лишь то, что изображено на снимке, то, какую информацию он содержал, но мы крайне редко смотрели на фотографии как на произведение искусства. Потом все изменилось, и сегодня мы уже привыкли смотреть на фотографию не только как на свидетельство событий, но и как на исключительно работу автора, которая сама по себе имеет художественную ценность», — заявил глава парижского музея.
Собеседник агентства выразил мнение, что сейчас многие приходят во всемирно известные музеи, чтобы «преклонить колени» перед крупнейшими шедеврами западного искусства, посмотреть работы, которые считаются лучшими образцами человеческого творчества.
«На мой взгляд, очень важно показать людям, что существуют другие шедевры, которые были созданы в другой культурной и художественной логике, но представляют не меньшую ценность. И когда мы внимательно смотрим на них в условиях, я бы сказал, гламура и пафоса, присущих престижному музею, мы видим их по-новому. Поэтому я думаю, что выставка предметов африканской культуры в Пушкинском музее, в стране, которая в определенной степени стала родиной абстракционизма в живописи, станет эстетическим открытием для посетителей и даст им захватывающий интеллектуальный материал», — сказал он.

Дальнейшее сотрудничество

Стефан Мартен отметил, что раньше возглавляемый им музей нередко демонстрировал экспонаты из российских коллекций на различных выставках. Так, совсем недавно на набережной Бранли завершилась выставка «Эстетика Амура: Дальневосточная Сибирь», где была представлена интересная с точки зрения культуры, прикладного искусства и дизайна одежда, сумки, аксессуары и ритуальные предметы из традиционных для региона материалов.

«Или, например, несколько месяцев назад у нас была экспозиция, представлявшая мир татуировки, посвященная культурологическим аспектам: почему люди делают татуировки, какие, как, кто эти художники. Часть экспозиции была посвящена татуировкам в русских тюрьмах, было интересно показать, как людям удалось создать настолько хорошие и страстные образы рудиментарными средствами, которые у них были под рукой. Думаю, русские туристы были бы очень удивлены увидеть такое в Париже», — сказал глава музея.
Он выразил надежду, что однажды в Музее на набережной Бранли появится большая экспозиция, которую удастся привести в сотрудничестве с одним или несколькими крупными российским музеями, однако отметил, что для этого необходима интересная задумка, нужна «изюминка».
«Для меня сюжет не означает все — он важен, но важнее автор. То есть нужен определенный подход к выставке, нужен человек, которому есть, что сказать публике, который знает, как подать коллекцию. И это не обязательно музейный специалист – мы проводили выставки с историками, режиссерами, деятелями искусства, даже с футболистом Лилианом Тюрамом (чемпион мира в составе сборной Франции)», — сказал Мартен.

Он отметил, что в Музее на Бранли никогда не станут организовывать выставку в духе «Нетленные шедевры русской живописи» или «Чудеса сокровищницы московского Кремля», поскольку здесь это не сработает. «От нас ждут интересный подход. Мне бы хотелось сделать с российскими музеями что-то захватывающее, пробуждающее интерес с точки зрения истории вкуса и идей. Например, что-то связанное со славянской мифологией. Или с русофильством, которое в свое время оказало большое влияние на Францию, в частности, в годы визита русского царя, во времена строительства моста Александра III. Был своего рода русский вкус, который получил сильное развитие и за которым последовала страсть к Дягилеву, русскому балету и тому подобное. В свою очередь это привело к определенному взгляду на русские крестьянские традиции, на ваш фольклор, который вдохновил многих творческих людей на Западе», — заявил директор музея.
Мартен также напомнил, что Россия в свое время организовала несколько знаменитых кругосветных экспедиций, в частности, кругосветное плавание Ивана Крузенштерна в начале XIX века, в ходе которых были собраны уникальные коллекции предметов со всего света — и вокруг такой истории можно организовать интересную для современной публики выставку. «Есть много занимательных сюжетов, есть, что обсуждать. Надеюсь также, что когда у нас по соседству откроется российский духовно-культурный центр, мы также сможем усилить сотрудничество, как это произошло с появлением рядом с нами культурного центра Японии», — сказал он, отметив, что французы со своей стороны также заинтересованы в том, чтобы их коллекции увидели как можно больше людей в мире.

Будущее «Quai Branly»

Через месяц музею на набережной Бранли исполняется 10 лет. Формально это очень молодой музей, однако в нем собраны предметы искусства из королевских коллекций, из национальных фондов Франции, экспонаты, которые до создания музея находились на других площадках. Вместе с тем, это современное, новаторское культурное учреждение, совсем не похожее на Лувр или музей Орсе. Кроме того, это еще и образовательный центр, где проводится множество мероприятий для детей и молодежи: ателье, лекции, спектакли и выступления. По словам Мартена, десятилетие — лишь небольшой этап, и у музея на
Бранли большое будущее.

«У нас достаточно необычный, современный и динамичный музей, потому что около половины площадей предназначается для временных экспозиций, представляющих совершенно разные сюжеты. Да, с одной стороны, Бранли управляет национальной коллекцией антропологии, сохраняет и увеличивает ее. В то же время мы занимаемся разными аспектами культуры. Например, мы организовывали выставку, посвященную Тарзану, или экспозицию «Tiki Pop», посвященную гавайскому кичу. Поэтому он так и называется — музей на набережной Бранли. Это просто кодовое имя — как музей Пушкина, если хотите. Мы не желали загонять себя в рамки, назвавшись «Музеем искусства и цивилизации Африки, Азии, Океании и Америки», — сказал президент музея.
В то же время он отметил, что в скором времени музей может получить имя экс-президента Франции Жака Ширака, который стоял у истоков его создания. «Добавить к названию музея имя Жака Ширака, было бы, на мой взгляд, очень хорошо и справедливо. Надеюсь, что так оно и будет. Думаю, что административный совет предложит это президенту Республики — у нас для смены названия необходим указ главы государства», — заявил Мартен.

Новости партнеров

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>