Песня + танец. Как «Ламбада» покорила мир?

Песня + танец. Как «Ламбада» покорила мир?

Первый признак хорошей песни-танца – заразительность. Когда послушал и, вне зависимости от того – понравилась тебе композиция или нет, ты не можешь выбросить её из головы. В СССР «Ламбада» зацепила народ ещё до того, как по ТВ стали крутить клип группы KAOMA. То ли родной звук гармони приглянулся, то ли лёгкая печаль, незримо витающая посреди зажигательных ритмов.

Бывает так, что конкретная песня и конкретный танец образуют в нашей голове неразрывную связку, вроде «Маркс-Энгельс» или «Дольче-Габбана». Более того, иногда танец и вовсе придумывается с нуля – специально под песню. Первый признак хорошей песни-танца – заразительность. Когда послушал и, вне зависимости от того – понравилась тебе композиция или нет, ты не можешь выбросить её из головы. Взять, например, ту же «Ламбаду». Этот танец появился задолго до знаменитой песни. Его родиной стал север Бразилии. Специалисты утверждают, что в основе стиля лежала своеобразная помесь нового фламенко, румбы и других, не менее чувственных, латиноамериканских танцев.

По сути, у ламбады было три «фишки». Первая – хитроумное вращение бёдрами, при котором ягодицы должны описывать невидимую «восьмёрку». Для пущего эффекта танцовщица надевала пышную расклешённую юбку длиной выше колен. В танце такая юбка эффектно вращалась, периодически обнажая соблазнительные места… Вторая «фишка» ламбады – постоянный контакт между внутренними сторонами правых бёдер у танцующих партнёров. Недаром португальское словечко «Lambada» многие считают производным от глагола «соприкасаться». Нетрудно догадаться, что подобные движения выглядели крайне откровенно, заставляя вспомнить выражение, что латиноамериканские танцы, по сути, имитация полового акта. Из-за этого даже распространилась легенда, что ламбаду официально запрещали. Хотя на самом деле такой запрет касался другого похожего танца – «матчиш», да и было это давно – ещё на рубеже XIX-XX веков. Ну, и, наконец, третья «фишка» ламбады – финальная ходьба «паровозиком», при которой танцоры двигались синхронно, попеременно поднимая то одну, то другую ногу. Что касается собственно знаменитой песни, то в её успехе свою роль сыграли и танец, и видео. Однако главным её достоинством всё-таки была мелодия. В СССР «Ламбада» зацепила народ ещё до того, как по ТВ стали крутить клип группы KAOMA. То ли родной звук гармони приглянулся, то ли лёгкая печаль, незримо витающая посреди зажигательных ритмов…

Кстати, о печали. О происхождении мелодии «Ламбады» ходит достаточно противоречивых слухов. Точно известно лишь одно – впервые песня обрела узнаваемую форму в 1981 году, когда её исполнила группа LOS KJARKAS из Боливии. По крайней мере, авторами песни значатся участники группы – Улисес и Гонзало Эрмоса. Правда, по словам Гонзало, в основе композиции лежала обработанная народная мелодия жителей Анд. На это неприкрыто намекает и характерный звук южноамериканской блок-флейты. Именно блок-флейта выводит ту самую знакомую мелодию – вот только звучит она крайне тоскливо. Это неудивительно, учитывая, что песня называлась «Llorando se fue» («Она ушла, плача»). Об утраченной любви солист поёт жалобным высоким голосом, а темп песни настолько нетороплив, что её впору окрестить «траурной ламбадой». «Llorando se fue» пришлась по душе всей Латинской Америке, и её тут же начали перепевать. В 1984 году группа CUARENTO CONTINENTAL кладёт боливийский «плач» на узнаваемые энергичные ритмы ламбады и заменяет блок-флейту не менее узнаваемым аккордеоном. Казалось бы, «Ламбада» приобрела все характерные черты, чтобы стать мировым хитом. Но Северное полушарие жило пока своей музыкальной жизнью… До тех пор, пока в бразильский «центр ламбады» – город Порто-Сегуру – не наведался французский продюсер Оливье Ламот. Он увидел на местном карнавале танец, услышал песню и понял, что вот он, хит «два в одном». Вернувшись на родину, Ламот собрал под это дело группу KAOMA, сплошь из аутентичных – чернокожих и южноамериканских – эмигрантов. Переведённая с португальского на испанский, «Llorando se fue» и стала знаменитой «Ламбадой», покорившей мир, а также первым (и последним) ударным хитом новой группы. Ну, а о том, что это не только песня, но и танец, европейцы узнали из клипа. На видео мы могли увидеть, как негритянский мальчик отплясывает ламбаду с белой девочкой, отцу которой все эти танцы-шманцы поначалу категорически не нравятся. Но искусство побеждает расовую нетерпимость, и в конце клипа уже сам папаша лихо отплясывает с вокалисткой KAOMA – Лоалвой Браз. Так песня фактически стала символом и синонимом танца.

Сингл «Lambada» только в 1989 году был продан 5-миллионным тиражом и занял первые места в хит-парадах Франции, Германии, Швеции и Швейцарии. Под шумок успели даже снять два непримечательных фильма – «Запретный танец» и «Ламбада». Однако, как мне кажется, самый беспрецедентный успех песня имела в Советском Союзе. В 1990 году малопонятное «Шо-орох дусен бой, кейюмжиа соло фьюшура-а!» лилось из всех динамиков. А пионерки и комсомолки, нарядившись в характерные юбочки и топики, начали старательно описывать известным местом все эти чувственные «восьмёрки». Мгновенно возникают отечественные версии хита. Например, отзвуки «Ламбады» слышны в шлягере Владимира Мигули «Туда-сюда», исполненной на «Песне года – 90». Однако наибольший успех имеют русскоязычные каверы Олега Газманова и Сергея Минаева.

Новости партнеров

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>