«Коллекция, забытая на век» в Музее имени Пушкина

«Коллекция, забытая на век» в Музее имени Пушкина

В ГМИИ им. А. С. Пушкина открылась выставка «Коллекция, забытая на век». О трогательном собрании монетарных, знаковых и знаменательных древностей, сделанном протоиереем, богословом, переводчиком с немецкого и основателем Свято-Князь-Владимирского братства Алексеем Мальцевым, рассказывает ЕКАТЕРИНА ИСТОМИНА.

Экспозиция, которая публично аккредитована как «Памятники нумизматики из Музея русской истории за границей при Свято-Князь-Владимирском братстве в собрании ГМИИ им. А. С. Пушкина», занимает камерный 31-й выставочный зал в центральном здании. Крохотная, но исключительно цельная коллекция Мальцева выглядит неподдельным сокровищем в безмятежном белоснежном капище циклопических античных слепков музея. Это собрание, с одной стороны, есть долгожданная память о подвижничестве и неустанной деятельности собственно самого Алексея Петровича Мальцева, служившего с сентября 1886 года предстоятелем посольской домовой церкви Святого Владимира в Берлине. Уроженец Ярославля (1854), выпускник Петербургской духовной академии в чине кандидата богословия (1878), в 1890-м Алексей Мальцев развернул в Берлине массированную благотворительную деятельность с основания им старейшего русского благотворительного общества в Германии, а именно Свято-Князь-Владимирского братства. Кроме того, в пригороде нынешней немецкой столицы Тегель, где сейчас находится форпост авиакомпании Lufthansa, Мальцевым было основано православное кладбище (1892), а через пять лет открылся Дом Александра III — с прикладными мастерскими, где нуждающиеся могли заработать средства на жизнь в Европе или же на возращение в родную Россию. Протоиерей Мальцев помогал возведению больших и малых православных храмов на территории Германии; он также занимался переводами на немецкий язык богословских православных текстов. Деятельный, стойкий и в лучшем смысле слова ортодоксальный характер Мальцева, вынужденного вернуться в Россию после начала Первой мировой войны и скончавшегося в Кисловодске от диабета в 1915-м, позволил ему собрать примечательную коллекцию — монет, медалей, памятных жетонов, иных драгоценных знаков. В открывшейся в ГМИИ экспозиции много исторических образцовых черно-белых фотографий — «Вид на участок братства и храм Святых Равноапостольных Константина и Елены» (Берлин—Тегель) или же «Интерьер Музея русской истории за границей». К слову, собрание Музея русской истории, основанного Мальцевым при братстве, включало в себя живопись, гравюры, скульптуру, фотографию и документы, монеты и медали. После Второй мировой войны считалось, что вышеперечисленная мальцевская коллекция полностью утрачена, но в 1956 году в ГМИИ имени Пушкина постучался дореволюционный час: далекая наследница Мальцева Елизавета Кваас передала собрание русского богослова в дар СССР.

С другой стороны, собрание «Коллекция, забытая на век» — это и указующий образовательный экзерсис, позволяющий напомнить посетителям, во-первых, о стойкой культуре коллекционирования в высших и воспитанных кругах Российской Империи, а во-вторых, о вариативности собственно собирательства. Вот, к примеру, Алексей Мальцев, не щадя живота своего, собирал «Монеты Российской Империи»: это подслеповатые серебряные рубли эпохи Петра I, мрачные рубли Елизаветы Петровны, горделивые рубли Екатерины II, сдержанные рубли Павла I, романтичные рубли Александра I, практичные, «палкинские» рубли Николая I, русофильские коронационные рубли Александра III. К этой патриотической монетарной секции на выставке примыкает глава «Медали и жетоны на религиозные сюжеты». Культура таких мемориальных кунштюков в значительной степени была утрачена после Октябрьской революции, однако вспомнить о ней все-таки возможно и сейчас. Так, в выставку «Коллекция, забытая на век» включены возвышенные «Медаль на освещение Смольного Воскресения Христова собора в Санкт-Петербурге», «Медаль в память процесса над царевичем Алексеем», «Медаль на смерть императора Петра I», блеклый жетон «В память окончания строительства и освящения храма Христа Спасителя в Москве», а также примечательные западные штуковины — «Медаль к Рождеству и Новому 1635 году» и талер «Сожжение на костре Яна Гуса» (около 1537 года). Отдельной строкой идут просто жетоны: подобная советская субкультура коллекционирования знала в большей мере указательные, а не мемориальные жетоны — к примеру, жетоны железнодорожного проводника или же поселкового милиционера. Но между тем в Российской Империи жетоны радостно выпускали по разнообразным случаям, по большей части высокого государственного значения (итак, присутствуют — «На коронацию императрицы Елизаветы Петровны», 1742; «В память спасения царской семьи», 1888; «Медаль на 100-летие Морского министерства», 1902; «Медаль на 100-летие Министерства народного просвещения», 1902).

В мальцевской выставке принимают участие и «Античные монеты» (Древняя Греция, Аттика, Ахейя, Римская Империя), «Европейские военные награды» (австрийские, болгарские, голландские, немецкие), «Предметы, связанные с историей Свято-Князь-Владимирского братства», «Медали, посвященные российской военной истории», «Медали, посвященные внешней политике Российской Империи», «Монеты Азии и арабского Востока» (Япония, Китай, Османская Империя, Иран), но все-таки сердцевиной экспозиции стоит считать именно «русские» монетные образцы. Именно они говорят о ностальгии, об уме и рвении, о любви и преданности родине и отчасти о незаслуженном забвении коллекционера Алексея Мальцева — о забвении, которому суждено однажды все-таки чуть-чуть развеяться.

Новости партнеров

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>