Большой театр впечатлил англичан балетом «Светлый ручей»

Большой театр впечатлил англичан балетом «Светлый ручей»

В Лондоне продолжаются гастроли балета Большого театра. После привычных «Спартака» и «Лебединого озера» публика ахнула от «Светлого ручья» Алексея Ратманского.

При всей лояльности к бренду «Большой балет» и всей объективной продвинутости публика Лондона, как и любая другая, любит узнавать, а не познавать. Так комфортнее, да и российский балет она справедливо считает гораздо более консервативным, чем собственную труппу Королевского балета Ковент Гарден (ROH). Все попытки обозримых сезонов экспортировать в Москву британскую хореографию либо проваливались (отказ приехать хореографа-резидента ROH Уэйна МакГрегора), либо были удачны, но слишком похожи на традиционную продукцию современного сюжетного балета (прекрасная «Зимняя сказка» хореографа-резидента ROH Кристофера Уилдона).

Неудивительно, что гастроли, посвященные памяти первого импресарио Большого балета в Лондоне Виктора Хоххаузера, включают семь «Спартаков», восемь «Лебединых озер» и четыре вечнозеленых «Дон Кихота». Удивительно, что в список все-таки протиснулись два «Светлых ручья» Алексея Ратманского 2003 года на либретто репрессированного Адриана Пиотровского и гонимого Федора Лопухова. Вдова и верный соратник Виктора Хоххаузера, Лилиан, слегка рисковала, но именно слегка.

История про культурный десант классической балетной труппы в советский колхоз выглядит в Лондоне такой же экзотикой, как пляски рабов Спартака и чуть ближе к жизни, чем идеальные полеты лебедей. Это для российского зрителя балет Ратманского мгновенно вызывает в памяти «Кубанских казаков» с их сытым деревенским рынком да примиряющей с фальшью лирикой. Транспарант «Привет артистам от колхоза «Светлый ручей»» непонятен уже и новому российскому поколению, а уж вне пределов отечества тем более экзотика.

Между тем в анналы истории «Светлый ручей» вошел как повод к знаменитому постановлению партии и правительства 1936 года, после которого добили все, что оставалось живым в искусстве танца. «Изображаются завершение уборочных работ и праздник урожая. По замыслу авторов балета, все трудности позади. На сцене все счастливы, веселы, радостны», — строки постановления, выводящего «балетных лукавых» на чистую воду. Дальше: «Музыка Д. Шостаковича под стать всему балету… и она решительно ничего общего не имеет ни с колхозами, ни с Кубанью. Композитор так же наплевательски отнесся к народным песням Кубани, как авторы либретто и постановщики к народным танцам. Музыка бренчит и ничего не выражает. Авторы балета рассчитывают, что публика наша так нетребовательна, в действительности нетребовательна лишь наша музыкальная и художественная критика. Она нередко захваливает произведения, которые этого не заслуживают».

Теперь, 83 года спустя, «не наша» критика захваливает балет Большого театра «Светлый ручей». «Русские суперзвезды привезли в Лондон тайное сокровище, ослепительное чистой радостью и мастерской подачей. Выпросите, украдите или займите билет — спектакль покажут еще только один раз и все. Могу понять, почему Сталин этот балет запретил. Слишком уж он веселый, от начала до конца. Не будь там собаки на велосипеде и частого кокетства с безбожием, получилась бы затяжная (и совершенно божественная) пародия на «Лебединое озеро» с переодеваниями. Вдобавок действие происходит в советском колхозе, но отказывается принимать что-либо связанное с ним всерьез», — Стефана Кириазис из Express ставит балету пять звезд из пяти.

Хвалят Екатерину Крысанову и Дарью Хохлову, актерский дар Руслана Скворцова, Анны Балуковой и Игоря Цвирко.

Дебра Крейн поделилась своими впечатлениями в Times: «Нечасто доводится видеть, как Большой балет полным ходом идет в комический разнос. «Светлый ручей» дает артистам возможность подурачиться всласть. И с какой же охотой они это делают. Никогда не слышала, чтобы балетная публика хохотала громче, чем во втором акте».

Итог любопытен: казавшиеся беспроигрышными — и действительно беспроигрышные по аншлагам — спектакли Большого для критики и продвинутой публики стали предсказуемым образцом исполнительского искусства, «Светлый ручей» — примером искусства живого, вписанного во время, позволяющего артистам выпрыгнуть из привычных схем.

До окончания гастролей осталось меньше недели, и уже ходят слухи, что в следующий приезд Большой театр покажет больше «Светлых ручьев». Может, балет-веха нашей истории поможет пробиться и новым эксклюзивам Большого — грядущему «Мастеру и Маргарите», тройчатке одноактных спектаклей, что покажут будущей весной Слава Самодуров, Антон Пимонов, Артемий Беляков, да технически трудному для тура но обреченному на успех «Нурееву».

Новости партнеров

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>