Юбилейная «Золотая маска» представила на редкость насыщенную программу

Юбилейная «Золотая маска» представила на редкость насыщенную программу

Говорят, что идея «Маски» родилась у Владимира Урина (занимавшего тогда пост ответственного секретаря СТД) на пляже. Во всяком случае — это была солнечная идея.

В декабре 1991 года исчез СССР. Страна стремительно включалась в актуальный мировой контекст. Казалось, все начинает обретать естественные формы. Однако в 1993 году расстрелом парламента завершился первый период шокового вхождения страны в «рыночную демократию». Было не до жиру.

Отвечая на общее переживание бездомности, первая «Золотая Маска» назвала лучшим спектаклем «Нумер в гостинице города NN», созданный на полях поэмы «Мертвые души» Валерием Фокиным. Зрители зависали там, как в космосе, окруженные звуками гулкого пространства.

1993 год был особенным не только для страны, но и для всего постсоветского театра. Возник круг экспертов. Профессиональные театроведы и критики наполнили медиа. Именно в 1993 году эстетическая альтернатива, чья взрывная, революционная энергия наполняла всю атмосферу и театр рубежа 80-90-х, стала снижать свои обороты. Интеллигентская публика не пережила распада страны. Ни у театра, ни у потребителя не было денег на искусство. Ситуацию спасли два крупнейших фестиваля, оба — плоды профессиональной инициативы. В 1992 году под руководством Валерия Шадрина родился Международный театральный фестиваль им. А. П. Чехова, распахнувший окно в большой мир Театра и познакомивший публику с творчеством прославленных и еще неизвестных нам режиссеров. На фоне этого непростого пейзажа был создан и фестиваль «Золотая Маска», в первый год только московский, а уже со второго — общероссийский, и, как его назовут чуть позже, национальный смотр лучших спектаклей сезона. На фоне угасшей гастрольной деятельности и стихийной коммерциализации театра это была попытка большого объединяющего культурного проекта. И как показало время — попытка чрезвычайно успешная. «Золотая Маска» быстро стала мощным модератором театральной реальности, определяющим и задающим ее тренды.

Первый директор «Золотой маски» Эдуард Бояков принес в проект мощную энергию разнообразных инициатив. В начале 2000-х совместно с Еленой Греминой и Михаилом Угаровым он придумал фестиваль «Новая драма», который приютил на главной сцене страны, в Художественном театре, Олег Табаков. Так «Маска» приобрела черты расширяющегося фестивального проекта, интегрирующего самые разные инициативы и явления новой культуры. Дискуссии и скандалы вокруг механизмов экспертизы и программирования будут сопровождать ее постоянно.

Новый директор Мария Ревякина, внедрившая в новосибирском «Глобусе» западные модели управления и маркетинга, их тоже не избежала. Однако она неуклонно продолжает строить фестивальную модель как интеграционную.

В юбилейной «Маске» интеграция — едва ли не основной структурный и эстетический признак. Прежде всего, это отсутствие географических пределов: среди номинантов — и маленький Кудымкар («Черный монах»), и Хабаровск («Сны…»), и Якутск («Мой друг Гамлет»), и Андрей Могучий с двумя частями блокбастера «Три толстяка», и «Маленькие трагедии» Пушкина (сочиненные Кириллом Серебренниковым), и философская, стильная комедия Ивана Вырыпаева «Солнечная линия» в постановке Виктора Рыжакова, и неожиданные «Три сестры» Константина Богомолова с блестящим мхатовским ансамблем.

Но здесь и иные виды интеграции. На редкость насыщенная номинация «Эксперимент» включает в себя спектакли-разговоры («Разговоры» в «Квартире» Бориса Павловича), спектакли-социологические исследования (например, нашумевшая франшиза группы Rimini Protokol «100% Воронеж»), спектакли, потерявшиеся между куклами, новым цирком и медитацией (например, «Комната Герды» Яны Туминой), спектакли-выставки («Художник извне и изнутри» «театра post») наконец — спектакли в жанре панк-макраме (таков подзаголовок новопроцессуального проекта Электротеатра «Станиславский» и Бориса Юхананова «Орфические игры», в котором миф соединен со знаменитыми пьесами Кокто и Ануя).

Сегодня в программе «Маски» — не только спектакли, вошедшие в конкурс. Здесь и «Маска Плюс», представляющая интересные и знаковые для сезона спектакли, отобранные кураторами из числа экспертов; и Russian Case — специальная программа для международных продюсеров и экспертов; и «Детский Week-end». Наконец, специальные гастрольные проекты. Долгие годы это были гастроли Мариинки или юбилейные гастроли МДТ — Театра Европы, Александринки. В нынешнем году «Маска» открылась большими представительными гастролями БДТ, приуроченными к 100-летию прославленного театра.

Наконец, в ближайшее время стартует еще один проект «Маски» — Институт театра. В Московском Музыкальном театре имени К. С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко и при его участии пройдет Круглый стол-конференция «Почему опера?». 100-летний юбилей театра, созданного двумя гениями режиссуры, позволяет поговорить о самых актуальных темах оперного искусства.

Почему опера и по сей день является предметом актуальной политики и триггером важных социальных процессов и дискуссий? Является она элитарным искусством или востребованным жанром? А также — нужен ли опере драматург, зачем сегодня ставить оратории, нужны ли новые партитуры, первенствует в ней дирижер или режиссер, — этот круг тем обсудят такие авторитетные в мире театра люди, как Александр Титель, Саймон Стоун, Стивен Лангридж, Андреа Брет, Владимир Юровский, Рафаэль Пишон, Марк-Энтони Тернидж, Николас Пейн, Надя Михаэль, Юлия Бедерова.

Новости партнеров

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>