В Петербурге показали первые советские плакаты

В Петербурге показали первые советские плакаты

Выставка агитационных плакатов первых лет советской власти открылась в Российской национальной библиотеке. Рассматривая эти 111 листов, выпущенных с 1917 года до начала 20-х, трудно сдержать эмоции.

Плакаты требуют, насмехаются, дерзят, спрашивают, доказывают — словом, и не хочешь, а вступишь с ними в диалог. Не случайно уже в первые послереволюционные годы большевики настаивали, что плакат должен стать «современной иконой», «орудием массового воздействия», превосходящим по степени впечатления на публику и полотна великих художников, и храмовые фрески.

— До революции агитационных плакатов в России практически не было, — отмечает заведующая отделом эстампов Елена Бархатова. — А потому художники вырабатывали новый язык. Нередко он продолжал лубочную линию. Плакаты, ориентированные на массового полуграмотного зрителя, простым языком и привычным стилем лубка рассказывали о преимуществах новой жизни. Но очень скоро появляются плакаты-фотомонтажи, в которых, как говаривал Родченко, художник должен быть сродни конструктору — изобретательному и мастеровитому, умеющему с помощью стрелок, необычной композиции да двух-трех контрастных цветов сказать главное.

Образы крестьян, рабочих и красноармейцев на первых плакатах и умиляют, и пугают, а порой и смешат.

В фондах хранится порядка 60 000 плакатов. На выставке представлены самые малоизвестные
— Да, канон изображения «типичных образов» еще не был выработан, — соглашается Елена Бархатова, — а потому мы видим здесь Ленина на фоне Нижегородской ярмарки в виде простодушного мужичка — не то мелкий лавочник, не то уездный интеллигент. А боец, призывающий прийти «на кратковременный сбор в 18-я ярославскую дивизию», одним своим грозным оскалом заставляет поверить, что Красная армия всех сильней.

Некоторые плакаты умело пересказывают марксистско-ленинскую теорию: весь «Капитал», оказывается, можно уместить на одном листе в шести картинках-комиксах. А экономику социализма — в выразительных сценах кустарного производства: «Сильна артель — силен и ты, крепи артельные кусты!».

Интересно, что известный прием Дмитрия Моора «Ты записался добровольцем?» во времена Гражданской войны и послевоенной разрухи не раз обыгрывался художниками-плакатистами: «Ты помогаешь ликвидировать неграмотность?», «А ты что сделал для помощи пленникам капитала?». И тот же палец, нацеленный прямо в лицо зрителю.

— В наших фондах хранится порядка 60 000 плакатов, — говорит Елена Бархатова. — Конечно, мы постарались представить на выставке самые малоизвестные. Зачастую фигуры людей и зверей выглядят на них так, словно писаны непрофессиональной рукой. Это не удивительно: в плакатисты шли, что называется, художники второго ряда. Скажем, Серов, Врубель, мирискуссники плакатов не писали — разве только рекламные афиши для культурных событий.

В 1924 году в стране организовали выставку «Плакат за шесть лет» — новой власти было важно увидеть и первые результаты, и контекст мирового опыта (в выставке приняли участие и советские, и зарубежные плакатисты). Но в 1931-м художественные поиски наших мастеров сошли на нет: ужесточившаяся цензура, согласно постановлению «О плакатной литературе», закрепила каноны изображения новой жизни на долгие годы…

Новости партнеров

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>