В Москве завершился фестиваль «Спасская башня»

В Москве завершился фестиваль «Спасская башня»

По традиции в последний вечер должна быть вишенка на торте. Прошлый раз, чтобы не разрушать стереотипов о нашей стране, на Красной площади плясала медведица с самоваром.

На этот раз нас радовал эффектный проход чилийских лошадей.

Большое видится с расстояния. Сейчас можно лишь анализировать первое послевкусие. Военно-музыкально-театральные фестивали формата «милитари тату» — это «сражения» оркестров армий разных стран за восторги зрителей. Если вы думаете, что там умеренная конкуренция, то набейте в поисковике Royal Edinburgh Military Tattoo. Не поленитесь настучать на клавиатуре английские буквы. Результат превзойдет ожидание: вы увидите просто нереально красивое зрелище. Фестиваль в столице Шотландии считают иконой стиля, он проходит перед Эдинбургским замком — это крепость старше нашего Кремля, у нее почти 900-летняя история.

Фестиваль в Шотландии в этом году уже 67-й по счету, тогда как «Спасской башне» 10 лет.

На первый взгляд, состязаться даже не спортивно. Юниор не выходит на ринг сразу против чемпиона мира. А мы взяли и — вышли. И… фестиваль на Красной площади эксперты уже ставят на одну доску с Эдинбургом.

Как удалось?

«Безупречный музыкальный вкус и тщательный отбор композиций руководителями фестиваля, — говорит народный артист РФ Евгений Хорошевцев, бессменный ведущий и официальный «голос» «Спасской башни». — Наша музыка объединяет, у нас нет политики и конфессиональных противоречий. Вот начался Курбан-байрам — и я от души поздравил всех, кто его празднует».

И каждый день Евгений Александрович цитирует поэта Александра Городницкого: «Пока маршируют оркестры, положено пушкам молчать».

Наши сделали шоу по законам жанра, но отличное от всех остальных. Конного манежа ни у кого нет — в Москве есть. Аналогичная история с детским городком. И находка этого фестиваля: оркестры размыли границу площадки для выступлений. Вы могли купить билет и поаплодировать любимому оркестру на Красной площади. А могли встретить «музыкальных фараонов» (оркестр из Египта) в парке Фили. Без всяких пригласительных и билетов. Или в «Сокольниках» — Даосских монахов. Клевые места только надо знать.

Кельтский оркестр, по-моему, вообще исповедует принцип — где они, там и концерт. Ночь или день — неважно. Могут исполнить щемяще-пронзительные мелодии на волынках и за полночь. Благо, Москва никогда не спит.

Это уже не просто праздник музыки. Фестиваль обрастает традициями и легендами, здесь соревнуются в мастерстве роты почетных караулов трех стран. Би-би-си прямо сейчас снимает фильм: главная героиня — юная музыкант Виктория из Кельтского оркестра. С какими мыслями едет в Москву, что там видит. Посмотрим, что получится, но замечу, что все к нам едут, немного побаиваясь.

«Мне рассказывали страшные истории о России, — говорит руководитель Кельтского оркестра волынок и барабанов Дэвид Джонстон. — А именно: тебя наверняка ограбят, и музыка твоя никому не понравится. Все оказалось не так. Теперь я рассказываю, что Россия удивительная страна, здесь доброжелательные люди. И в таком огромном городе, как Москва, практически нулевая преступность. Мы утром вышли в парк порепетировать. Он был пуст, и мы сложили свою повседневную одежду и часть инструментов на траву. И тут нас окружили люди, и мы подумали, что своих вещей больше не увидим. Но когда мы вернулись, то оказалось, что ни одна пуговица не пропала. Такого не может быть в Европе».

Но самое потрясающее — когда полторы тысячи музыкантов исполняют «Прощание славянки».

«У меня при этих звуках волосы встают на затылке, — хохочет Дэвид. — Несмотря на то что не так много волос осталось. Но те, что есть — встают дыбом!» Кстати, Кельтский оркестр — союз музыкантов из Европы, который создали специально для «Спасской башни». Можно восторгаться волынками, можно быть фанатами других коллективов, наконец, можно ругать погоду, но этот фестиваль уже стал частью нашей жизни. В конце лета к нам обязательно прилетит Мирей Матье, споет на русском «Очи черные» и на французском с Зарой «Под небом Парижа». На Красной площади зазвучит потрясающий вокал Тамары Гвердцители…

В стенах Исторического музея прошла чайная церемония под руководством мастера из Японии — госпожи Сато Сидзуэ. Сочетание торжественности и непринужденности. А началось с того, что госпожа Сато попросила всех гостей встать и помянуть трагически погибшего музыкального руководителя фестиваля Валерия Халилова. Первую чашку чая и сладости поставили перед портретом генерала. Было до слез трогательно.

Многое остается за кадром. Тамара Гвердцители простыла, ее уговаривают пропустить выступление. Но она поет.

Вы слышите «золотой голос» фестиваля, но вряд ли представляете, что радиорубка, из которой вещает Евгений Хорошевцев, открыта всем ветрам, там гуляют сквозняки, а от косого дождя ведущий почти не защищен. На днях у Евгения Александровича прыгнуло давление, организаторы вызвали «скорую». Хорошевцев отказался от помощи врачей и мужественно, на одной силе воли, довел программу до конца.

Так же самоотверженно поступают все танцоры и музыканты фестиваля. Особая профессиональная гордость: что бы ни случилось, но — The Show Must Go On.

Новости партнеров

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>