В крымском Коктебеле и подмосковном Абрамцеве отметили юбилей русского поэта и художника

В крымском Коктебеле и подмосковном Абрамцеве отметили юбилей русского поэта и художника

В одном из коктебельских тупиков недалеко от Дома-музея Максимилиана Волошина стандартная табличка: «Проезда нет». Рядом — какой-то шутник приписал мелким почерком: «И Волошина нет». Но прав этот шутник, между прочим, в одном: тупик, конечно, не ведет к поэту, но Волошин здесь, кажется, всюду.

Поэт, художник и антропософ, одно многосложное имя которого не может не внушать любому трепет. Даже если прохожий и приезжий и не вспомнит, к своему стыду, его раскатистые строки: «Костер мой догорал на берегу пустыни./ Шуршали шелесты струистого стекла./ И горькая душа тоскующей полыни/ В истомной мгле качалась и текла…»

Здесь, в Коктебеле, в доме поэта, и прошло главное торжество по случаю 140-летия Волошина. Четырехчасовое действо в саду у памятника поэту в полный рост. Большой человек во всех смыслах. «Семь пудов мужской красоты» — 120 кг. Волошин тут присутствовал незримо, а вот свободных мест тут не было. Волошинолюбы и волошиноведы, сменяя друг друга, читали со сцены стихи. Актрисы Анна Терехова и Елена Захарова, чемпионка мира по арт-фехтованию Яна Аршавская. Пели и группа Etnozapil, и Анна Ус. «Мистерию о Дионисе, Волошине и Коктебеле» представили Александр Фагот Александров с Вероникой Белозеровой: звучали флейта и фагот, ирландский вистл и саксофон.

Музыка заполнила дом Волошина, как во времена, когда сам поэт ходил тут босиком, с посохом, в длинном балахоне, с венком из сухоцветов на голове. «И бродит он в пыли земных дорог -/ Отступник жрец, себя забывший бог,/ Следя в вещах знакомые узоры…»

Кульминацией праздника стала премьера мультимедийного литературного спектакля «Уроки литературы» — постановка лауреата премии «ТЭФИ» Феликса Михайлова воссоздавала атмосферу «обормотских» вечеров, столь любимых поэтом. На стену дома поэта проецировались архивные фото, длинный накрытый стол украшал самовар, самодельная сцена напоминала о домашних спектаклях. Постановщик спектакля, Феликс Михайлов, признавался потом: «Для меня существовал образ таинственного человека, который уехал на берег моря и стал своеобразным мифом. А тут я внутри этого мифа. Работа с его текстами, биографией, предметами дает какую-то безмятежность и понимание, что творцу не обязательно быть на виду у толпы. Искусство все равно дойдет до тех, кто в нем нуждается».

Волошинолюбы и волошиноведы, сменяя друг друга, читали со сцены стихи
Волошин — главный культурный магнит Коктебеля, приютившегося у подножия потухшего вулкана Кара-Даг. Поэт приехал со своей матерью, Еленой Оттобальдовной, сюда в 1893 году, здесь гостили Марина и Анастасия Цветаевы, Михаил Булгаков, Кузьма Петров-Водкин, Осип Мандельштам. Для своего друга Алексея Толстого Волошин изготовил в своей мастерской конторку — тот любил работать стоя. Кстати, в мастерской поэта сохранилось 10 тысяч книг. В каждой его пометки. Волошин запрещал выносить книги за пределы мастерской, за что его даже обвиняли в жадности. Волошин отвечал: это «святая жадность».

Гендиректор музея-заповедника «Киммерия М. А. Волошина» Тамара Стеблюк рассказывает про огромную коллекцию рисунков поэта — здесь их полторы тысячи, так что экспозиция постоянно меняется. Тропа Волошина ведет из Коктебеля в Феодосию. Могила поэта на вершине холма Кучук-Енишар. А еще с его именем связан Центр планерного спорта. Однажды, говорят, Волошин с авиатором Константином Арцеуловым (внуком Айвазовского) поднялись на гору Узун-Сырт (гора Клементьева). Поэт в избытке чувств запустил свою шляпу — она спланировала в восходящих воздушных потоках так эффектно, что через год Арцеулов и привел сюда авиаторов и планеристов. А шляпе Волошина здесь поставили памятник.

Межмузейный выставочный проект «Киммерия Максимилиана Волошина» открылся в Музее-заповеднике «Абрамцево». На выставке 115 экспонатов — картины, рисунки и вещи из фондов Дома-музея Волошина в Коктебеле и Музея-заповедника «Абрамцево». Во флигеле «Поленовская дача» — работы Волошина маслом, темперой, гуашью, акварелью, тушью, офорты парижского периода, художественные и письменные принадлежности, а также знаменитый волошинский хитон и посох. Здесь среди множества предметов, сделанных руками поэта, и бессменные приметы киммерийского стиля Дома поэта — габриаки (причудливые коряги, вынесенные на берег моря, которыми Волошин украшал свой дом). Не случайно Волошин и придумал литературное имя-мистификацию поэтессе Елизавете Дмитриевой — Черубина де Габриак.

Выставка в Музее-заповеднике «Абрамцево» продлится до 23 июля.

Новости партнеров

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>