В Екатеринбурге установили «Маски скорби» Эрнста Неизвестного

В Екатеринбурге установили «Маски скорби» Эрнста Неизвестного

В Екатеринбурге, на мемориале памяти жертв политических репрессий, на географической границе континентов установили «Маски скорби: Европа — Азия» — памятник работы Эрнста Неизвестного. С момента подписания договора скульптора с городом и до установки «Масок» прошло двадцать семь лет.
— Событие гигантской нравственной силы, — говорит об установке памятника народный художник РФ Виталий Волович. — Не говоря уже о том, что в Екатеринбурге появилась работа скульптора мирового масштаба, в основе которой невероятная художественная догадка — слезы-лица.

Долгая история «Масок» не особенно приглядна. В 1990-м скульптор, приехавший в Свердловск из США, отказался от гонорара в 700 тысяч долларов, пожертвовав его на установку Масок. Он думал о «Треугольнике скорби»: однотипных Масках в Магадане, Воркуте и Свердловске — городе, где он родился и где была самая большая в СССР пересыльная тюрьма. Для него Неизвестный выполнил рабочую модель — два плачущих лица, одно из которых смотрит на запад, откуда прибывали эшелоны, другое — в сторону Магадана. Но администрация переименованного в Екатеринбург города свои обязательства не выполнила, модель пылилась в подвале Худфонда.

Спустя 15 лет скульптор подал в суд на родной город и потребовал отдать гипс. По решению суда модель перевезли на Южный Урал, где она хранилась еще десять лет. После открытия в Екатеринбурге музея Эрнста Неизвестного скульптор подписал договор со Свердловской областью — и Маски отправились обратно в Екатеринбург. Еще год они лежали без движения, пока не нашелся человек, по словам Эрнста Неизвестного, «такой же сумасшедший, как я».

Эрнст Неизвестный думал о «Треугольнике скорби»: однотипных Масках в Магадане, Воркуте и Свердловске
— Это для меня высшая похвала, это аванс на всю жизнь, — рассказывает руководитель литейной мастерской Иван Дубровин. — Мы отреставрировали макеты, отправили в Нью-Йорк, автор согласовал, и мы на собственные деньги запустили отливку в бронзе. Неизвестно, сколько еще времени могла бы продлиться тяжелая история Масок, если бы Анна, жена Эрнста Иосифовича, не предложила нам начать отливку. Мы даже не сомневались. Работать с великим скульптором — это честь для такого молодого парня, как я, из маленького города. Мы работали под его авторским надзором, и мы чувствовали, что скульптор с нами рядом.

По новому договору, подписанному Неизвестным, место установки памятника не менялось — 12-й километр Московского тракта, бывший расстрельный полигон, где погибли около 36763 человек. Изменилась высота памятника (три метра вместо 15-ти) и материал — бронза вместо гранита. Общий вес скульптуры — шесть тонн. 25 миллионов рублей (12 — на отливку, 13 — на благоустройство) выделил бюджет области. До установки скульптор не дожил, он скончался в августе 2016-го.

— Маски скорби — это память о том чудовищном времени массового уничтожения собственного народа. У меня расстреляли деда, расстреляли отца, когда я еще не родился, — он так и не узнал, что у него есть сын. Неизвестно, где они похоронены, — говорил на открытии памятника Эдуард Россель, член Совета Федерации и свердловский экс-губернатор. — И я помню, как ночью приезжали «воронки», как приехали к нам с матерью. Помню, как ее связывали, а она билась — не хотела меня оставлять. Так в два часа ночи, четырехлетним, я остался один на белом свете…

— Как трижды говорит крещаемый «отрекаюсь», так и мы должны отречься от этих событий прошлого, чтобы никогда больше они не повторились, — добавил советник президента РФ Михаил Федотов.

Новости партнеров

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>