Угодить Мойдодыру: три истории о детских сказках и советской цензуре

Угодить Мойдодыру: три истории о детских сказках и советской цензуре

Девяносто пять лет назад было создано Главное управление по делам литературы и издательств, более известное как Главлит — цензурный орган, который отвечал за контроль над всеми печатными произведениями и средствами массовой информации. Цензура в советское время была всеобъемлющей: под нее подпадали даже детские произведения. Мы собрали самые громкие истории противостояния писателей-сказочников и госаппарата.

«Буржуазная муть» Корнея Чуковского

Творчество Корнея Чуковского, чьи сказки превратились в атрибут детства, в ранние советские годы попало под жесткую цензуру. Его антагонистом была сама Надежда Крупская.

«В Гублите (областное отделение Главлита. — Прим. ред.) мне сказали, что муха есть переодетая принцесса, а комар — переодетый принц! Этак можно сказать, что крокодил — переодетый Чемберлен, а Мойдодыр — переодетый Милюков. Кроме того, мне сказали, что муха на картинке стоит слишком близко к комарику и улыбается слишком кокетливо! Возражают против слова «свадьба». Это возражение серьезное. Но уверяю вас, что муха венчалась в загсе. Ведь и при гражданском браке бывает свадьба», — приводит отрывок из дневника Чуковского филолог Арлен Блюм в книге «От неолита до Главлита».

«Муху» переделать — таков был вердикт цензоров. Чуковский сокрушался, что как он ее ни переписывал, выходило скверно. «Где гарантия, что в следующий раз тот же Гублит не решит, что клоп — переодетый Распутин?» — пишет он. Эти слова датируются 6 августа 1925 года. И это было лишь начало «войны».

Через три года, в 1928 году, Надежда Крупская опубликовала в газете «Правда» статью «О «Крокодиле» К. Чуковского», в которой разнесла в пух и прах произведение писателя. «Буржуазная муть» и «нашим ребятам давать не надо», писала она. Чуковский пытался обороняться, но не помогло.

В 1929 году писатель опубликовал в «Литературной газете» письмо, в котором отрекся от своих сказок. Справедливость восторжествовала спустя десятилетия: Чуковский по-прежнему остается самым издаваемым детским писателем.

Самуил Маршак в клетке

Стишок Самуила Маршака про даму, сдававшую в багаж «коробку, корзинку, картонку и маленькую собачонку», вошел в сборник «Советские ребята». Казалось бы, невинное стихотворение, но цензоры увидели в нем критику деятельности Наркомпути.

«В нем не чувствуется стремления сделать ребенка общественником», — цитирует в своей книге Арлен Блюм слова цензоров, высказанные в 1926 году.

Главным недостатком сборника, по их мнению, было то, что он рассчитан на «служилого ребенка». Одиннадцать лет спустя один из цензоров потребовал от Ленгорлита «разоблачить до конца всю вредительскую издательскую практику маршаковской школы и самого Маршака».

«Порнография» Петра Ершова

Петру Ершову и его знаменитой сказке «Конек-горбунок» не повезло ни в царские годы, ни в советские.

В 1922 году цензорам не понравилось, что Иван-дурак подчеркнуто православный. И хотя сама история показалась им сатирой на царскую Россию, «святой крест» все испортил.

«Беда в том, что услужливый автор, как националист — ненавистник басурман и мечтающий о «святом кресте» даже на Луне (конечно, в образе сказочных достижений), глубоко верует в звезду Ивана-дурака. По части воспитательной для детей в ней все от реакционного и непедагогического — здесь все по царю мерится и по боярам. Восхваляется «Царь-надежда», которого, конечно, народ встречает восторженным «ура», — написал Лев Жмудский.

В сказке обнаружили не только комплименты царю и церкви, но и… порнографию.

«На с. 42 даже порнография — царь, «старый хрен», жениться хочет: «Вишь, что старый хрен затеял: Хочет жать там, где не сеял! Полно, лаком больно стал!» На основании вышеизложенного считаю «Конек-горбунок» к выходу в свет нежелательным, если не недопустимым», — писал тот же Жмудский.

Интересно, что в дореволюционное время «Конька-горбунка» обвиняли в критике царя и церкви. Стараясь сберечь нравственность детей и всего народа, цензоры полностью запретили сказку к переизданию в 1843 году.

Несчастному «Коньку-горбунку» досталось и в наши дни: в 2007 году его потребовали проверить на экстремизм. Активистам не понравилось, что существительное «татарин» фигурирует в сказке как ругательство.

Новости партнеров

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>