Тренд на «Оттепель»: почему шестидесятые снова в моде

Тренд на «Оттепель»: почему шестидесятые снова в моде

Капроновые кофты и нейлоновые чулки, «Доктор Живаго» и самиздат, поэтические чтения в «Политехе» и первый человек в космосе — в Москву пришла оттепель.

На фестивале, посвященном этому периоду советской истории, «Оттепель: лицом к будущему» впервые объединились ГМИИ им. Пушкина, Музей Москвы, Парк Горького и Третьяковская галерея. В последней на этой неделе открывается масштабная выставка, посвященная, пожалуй, самому креативному периоду советской истории. Стихийная ностальгия по 1960-м отражается и в кино, и в моде, и на книжных полках.

Кажется, «таинственная страсть» к тому периоду неслучайно охватила общество именно сегодня. Оттепель, формально продлившаяся совсем недолго, с 1954 по 1968 год, была временем почти ренессансного расцвета во всем — от архитектуры и поэзии до науки и техники.

Люди искренне гордились своей страной и ее достижениями. Высоцкий, Любимов, Вознесенский, Евтушенко, Гагарин, Ландау, Калатозов, Данелия — оттепель подарила десятки имен, которые стали частью истории. Их заслуги никто не может оспорить, как это часто происходит с героями дня сегодняшнего.

1960-е сегодня помнят многие, для них эти годы — детство и молодость. То счастливое время, когда деревья были большими, будущее — светлым, фильмы — интересными, стихи — хорошими, проза — современной.

Даже те, кто не застали те годы, знают их по комедиям Рязанова или песням Окуджавы. Выставка об оттепели — место, где могут встретиться бабушка и внук, уверена директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова.

«Наша аудитория — все. Это те люди, которые помнят оттепель, те, у кого на этот период пришлась юность их родителей. Это те люди, которых заинтересует эта тема, и, конечно, молодые зрители. Мы рассчитываем на все возрасты и социальные категории, потому что это была эпоха демократической культуры и устранения иерархии между высоким и низким».

Моду на оттепель задало телевидение. В 2013 году на экраны вышел одноименный сериал Валерия Тодоровского — по его словам, «дань памяти тому яркому поколению», к которому принадлежал и его отец, режиссер Петр Тодоровский. Несмотря на претензии к исторической точности, сериал завоевал любовь зрителей и получил премию «Ника».

В прошлом октябре на Первом канале с успехом показали другой тематический ретросериал — «Таинственная страсть» по роману Василия Аксенова. За вымышленными именами его героев были выведены яркие представители поколения шестидесятников: Владимир Высоцкий и Роберт Рождественский, Евгений Евтушенко и Белла Ахмадуллина, Эрнст Неизвестный и Булат Окуджава.

В 2017-м на телеканале «Россия» выйдет еще один сериал – «Оптимисты» режиссера Алексея Попогребского – о молодых дипломатах, которые пришли в МИД в шестидесятые менять мир.

Интерес к сериалам об оттепели напрямую связан с ностальгией по кино того времени. Фильмы шестидесятых привлекают современного зрителя прежде всего своей искренностью, желанием говорить о темах, которые долгое время были под запретом, считает куратор выставки «Оттепель» в Третьяковской галерее Кирилл Светляков.

«Не все понимают, что говорить правду о вещах и ситуациях, связанных с войной, о лагерях – чрезвычайно трудно. Как рассказать, как ты убивал людей на фронте? Шестидесятые вызывают симпатии у зрителей, потому что, в первую очередь, идут ассоциации с кино. Это желание говорить правду было очень важным, но где взять этот язык, как его придумать? Вот это проблематика фильмов оттепели».

В 1960-е впервые проговаривается больное и сложное о войне в «Летят журавли» Калатозова и «Балладе о солдате» Чухрая, о плене и концлагерях в «Судьбе человека» Бондарчука, о попытках молодежи найти себя в послевоенной жизни в «Заставе Ильича» Хуциева.

При этом фильмы оттепели были наполнены удивительным ощущением надежды. Этот невероятный оптимизм проявился в расцвете жанра комедии. Один за другим на экраны выходили хиты Данелии, Климова и Рязанова: «Я шагаю по Москве», «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен», «Берегись автомобиля» и «Гусарская баллада».

Оттепель – это абсурдистские комедии Леонида Гайдая о приключениях неунывающего Шурика и первые новаторские фильмы Андрея Тарковского – «Иваново детство» и «Андрей Рублев». И, конечно, это лица.

Типажи шестидесятых встретить в современном кино практически невозможно, считает кинорежиссер Алексей Попогребский, автор проморолика для выставки «Оттепель».

«Для меня оттепель – это даже не столько материальная культура и стиль, сколько глаза и улыбки, которые каждый из нас помнит: глаза Самойловой, глаза Малявиной, глаза Варлей, улыбка Михалкова в «Я шагаю по Москве». Те вещи, которые нельзя в качестве костюма примерить на актера и выпустить его в кадр. Такие глаза, такие улыбки сегодня найти сложно. Мы не смотрим уже такими глазами в будущее и на сегодняшний день».

Не меньшую роль в те годы играл театр. Флагманами оттепели становятся молодые площадки – «Современник» под руководством Олега Ефремова и «Таганка» Юрия Любимова. Начинающие режиссеры и актеры, трудности с цензурой и помещениями – все это компенсировалось горящими глазами и бешеной энергией.

Самые смелые спектакли ставились по пьесам современных драматургов – Розова, Володина, Гельмана. По-новому зазвучали произведения Шварца, Брехта и даже Мольера. Культовыми постановками тех лет были «Добрый человек из Сезуана» с Высоцким и Золотухиным и «Голый король» с Евстигнеевым.

Имена режиссеров, актеров и драматургов знали не хуже звезд кино. На спектакли ломились — как на Западе на концерты «Битлз». Театр превратился в культ, сравниться с которым могло лишь преклонение перед литераторами.

Сегодня сложно представить, что поэты, как рок-звезды, собирали стадионы. «Поэт в России больше, чем поэт» – эта фраза из стихотворения Евгения Евтушенко как нельзя лучше описывала атмосферу оттепели.

«Местом силы», как это модно теперь называть, был Политехнический музей. Послушать Вознесенского, Евтушенко, Рождественского, Окуджаву, Ахмадуллину собирались и рабочие, и интеллигенты. Поэты с энтузиазмом читали стихи в домах культуры при заводах и сочиняли стихи о строительстве ГЭС.

Казалось, исчезла иерархия жанров, культура перестала быть элитарной. Даже андерграундные художественные объединения — типа «Лианозовской школы» или московских нонконформистов — на короткое время смогли выйти за пределы квартирников и выставляться для более широкой публики.

Оттепель вообще была уникальным моментом слияния всех и вся, что в очередной раз объясняет ее актуальность сегодня, когда общество ищет точки соприкосновения.

Еще один остросовременный феномен тех лет — улучшение отношений с Западом. Начался он с культуры – выставка Пабло Пикассо в ГМИИ им. Пушкина. В 1956 году советские граждане впервые увидели такое современное искусство, и оно произвело ошеломляющий эффект.

Последующие привозные выставки зарубежных мастеров и ответные путешествия советских художников за рубеж только закрепили творческий обмен.

Уже через год в Москве прошел грандиозный фестиваль молодежи и студентов, символом которого стала «Голубка мира» Пикассо. Вместе с иностранной молодежью по эту сторону железного занавеса хлынула «запрещенка»: джаз, книги, кино, живопись, мода.

На улицах царила атмосфера свободы и открытости. Пусть ненадолго, но оттепель показала, что взаимопонимание строится на очень простых вещах.

Новости партнеров

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>