Современный кинематограф: куда уходит детство

Современный кинематограф: куда уходит детство

Уже не первый год многие умы по всему миру задаются вопросом — куда уходит детство и кем вырастет первое поколение, прожившее его в сублимированном виде. Если взрослые так или иначе научились приспосабливаться к тому, что практически любой процесс жизнедеятельности имеет свое виртуальное воплощение, то дети во многих странах начисто теряют контакт с окружающим миром, впервые познавая многие явления через экран планшета.
Английская газета The Guardian решила разобраться с очередным аспектом этого вопроса применительно к детской киноиндустрии. С одной стороны, нулевые ознаменовались безудержным ростом количества анимационных фильмов, а также взрывным увеличением средних значений стоимости их производства, а с другой стороны — подавляющее большинство имеет одну особенность, которая угрожает перерасти в непреложное правило: в детских фильмах нет… образов самих детей.

Примерные выкладки по общим количественным показателям таковы: в 80-х на экраны вышло порядка 106 фильмов для детей, в 90-х этот показатель составил примерно 224 единицы, а первое десятилетие двадцать первого века ознаменовалось выпуском около 261 фильма. И эта тенденция, похоже, сохранится — за пять последних лет уже вышло 154 фильма, так что уже сейчас можно со всей вероятностью предположить, что барьер в 300 наименований к 2020 году будет взят.

В то же время число анимационных фильмов, в которых главными героями являются дети, ощутимо снижается. Согласно приведенным выкладкам, пик их популярности пришелся на 1995 год, в дальнейшем можно проследить очевидную тенденцию на спад, с редкими точками роста, которые нивелируются в приложении к десятилетию в целом.

Детские игровые фильмы, некогда очень популярные, сейчас практически не снимаются. Наибольшее их присутствие отмечено также в 1995-м. Это несколько удивляет авторов исследования, так как игровые фильмы заведомо дешевле анимационных, а количество детей-актеров в последние годы, в первую очередь — благодаря огромному количеству снимаемых телесериалов, стало больше, чем когда-либо раньше.

Главный вопрос, представляющий интерес далеко не только для менеджеров индустрии таков: есть ли разница в детском восприятии игровых и анимационных героев и историй, рассказанных от их лица? Необходимо ли детям смотреть на себя со стороны, переживая за своих сверстников по ту сторону экрана? Или условный рисованный монстр может осуществить воспитательную функцию с тем же успехом? О крупных исследованиях на эту тему ничего не известно. Но и невооруженным взглядом можно заметить опасность в создании все большего количества вымышленных миров — это изобилие может лишить подрастающее поколение интереса к происходящему вокруг.

Когда в газете происходило обсуждение причин, по которым фильмы, подобные «Балбесам» (The Goonies) Ричарда Доннера (сценарий к которому писали Стивен Спилберг и Кристофер Коламбус) исчезли, один из комментаторов заметил: «Снимать такого рода фильмы уже не представляется возможным, потому что в них речь идет об исследовании детского мира, который обособлен от мира взрослых, а его попросту больше не существует». Подобные фильмы приучали не только к независимости, но и к способности самостоятельно мыслить. По мнению Колина Хоргана, автора статьи, детям и впрямь больше не приходится исследовать окружающий мир. Это не значит, что у них не может быть собственного, детского представления о нем — окружают их те же вещи, что и в свое время — их родителей. Просто теперь практически весь познавательный процесс опосредован экраном компьютерных устройств, и для построения воображаемого, несуществующего мира воображения самого ребенка уже не требуется — все уже придумано другими, за него самого. Если ранее детское кино опиралось на то, что ребенок существует в гораздо более широком осязаемом мире, то сейчас он получает вымышленную «предустановленную» компьютерную симуляцию такого мира, где самим детям места нет.

Добавить к этим рассуждениям можно и следующее: создателями подавляющего числа современных мультфильмов руководят весьма своеобразные представления об эстетике и красоте. Достаточно посмотреть на афиши наиболее разрекламированных анимационных кинопремьер: ребенок оказывается постоянно погруженным в мир одноглазых монстров, нарочито уродливых и непропорциональных животных, странных существ, прототипов которым в реальном мире ему не найти. А ведь именно в детском возрасте закладываются представления о прекрасном, ощущение причастности к родной культуре, эталоны, с которыми ребенок будет сравнивать свои последующие впечатления. И что же принесут в мир люди, выросшие на такой своеобразной диете культурно обезличенных образов?

Если взять содержательную сторону, то можно также констатировать наличие беспрецедентного количества сцен, где стереотипное, но далеко не образцовое поведение взрослых раз за разом транслируется как само собой разумеющееся. Эмоции более сложные, чем бешеная ярость и настолько же безумное ликование, присутствуют тоже исчезающе редко, что вряд ли способствует гармоничному развитию подрастающей личности. А уже одно то, что «Миньоны», «Гадкий я» и прочие полнометражные мультфильмы имеют большую взрослую аудиторию, в очередной раз показывает, что эти мультфильмы созданы взрослыми отнюдь не для детей, пусть они и не позиционируются создателями в таком ключе.

Советская мультипликация, равно как и советская детская литература, созданная цеховым методом, действительно могла проводить в жизнь провозглашенную максиму — «Все лучшее — детям», даже если это иногда ограничивало творческую свободу талантливых авторов и ставило им не всегда вполне разумные заслоны. Смогут ли и отечественные фавориты нынешних времен, будь то гиперактивная девочка Маша или порой не по-детски ироничные Смешарики, идущие в фарватере современной западной мультипликации, научить наших детей чему-то хорошему и доброму, покажет, видимо, только время.

Новости партнеров

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>