Советская власть оставила нам несколько капканов и мин. Ржавых, но готовых взорваться и сегодня

Советская власть оставила нам несколько капканов и мин. Ржавых, но готовых взорваться и сегодня

Директор департамента музеев Владислав Кононов пояснил, что в министерстве культуры известно об «определенном напряжении», которое существует в музейном сообществе по этому поводу, а вопрос о возможной передаче Спасо-Андроникова монастыря церкви обсуждался на недавнем заседании президиума Союза музеев в Ярославле. По его мнению, этот вопрос «очень сложный и нуждается в тщательной проработке». Его также важно обсудить на комиссии по взаимодействию церкви с музейным сообществом, которая обычно снимает острые вопросы. («Уверен, что так будет и на этот раз», — сказал Кононов.)

Русская православная церковь заявляет, что не видит почвы для конфликта в вопросе о передаче Спасо-Андроникова монастыря. «Совершенно точно все будет в рамках закона, который предписывает передавать имущество религиозного назначения религиозной организации. Соответствующее письмо патриарха имеет все необходимые для этого обоснования», — заявил глава пресс-службы Патриарха, священник Александр Волков. Музейную страницу в истории монастыря церковь не собирается перечеркивать, наоборот, на базе монастыря будет создан кластер сотрудничества церкви и музейного сообщества как своего рода пример сохранности и всего музейного комплекса, и церковной жизни внутри обители.

Заинтересованность церкви в бережном сохранении Андроникова монастыря несомненна, подчеркивает о. Александр. Церковь хорошо понимает колоссальное культурное и общенародное значение монастыря.

Остроту ситуации добавил недавний пожар в музее. Директор Михаил Миндлин сообщил, что предметы из Государственного музейного фонда не пострадали, горел только склад. «Обстоятельства этого дела должны быть еще прояснены, — сказал протоирей Александр Волков в интервью, но понятно, что церковь в такой ситуации вправе ставить вопрос о совместной заботе о сохранности великих культурных ценностей, в ее недрах рожденных.

Советская власть оставила нам несколько капканов и мин, ржавых, но готовых взрываться и сегодня. Погромно разоряя Церковь и ее величайшее культурное наследие, превращая храмы в тюрьмы и колонии, она во второй половине 20 века, ослабев и гуманизировавшись, под натиском интеллигенции пошла на попятную и уступила святыни музеям. Устройства музея в Спасо-Андрониковом монастыре в 1947 году, кстати, добился архитектор-реставратор Петр Барановский. Кто знает историю русских монастырей в 20 веке, тот знает, что это за имя. Для Спасо-Андроникова монастыря тогда это была лучшая участь из возможных. Музеи сохраняли великие стены, купола, фрески, иконы.

Миссия музея имени Андрея Рублева на его сайте начинается со слов о том, что древнерусское искусство определило наше самосознание, стало фундаментом отечественной культуры и главным вкладом России (наряду с русским авангардом) в мировое искусство. Мы постигали и продолжаем постигать великую древнерусскую икону в музее им. Рублева. Именно там можно увидеть незабываемое сочетание жемчужного с розовым, которое вдруг становится твоим великим и незабываемым личным потрясением. По словам замдиректора музея им. Рублева Светланы Липатовой, сегодня существует новая и одобренная Министерством культуры концепция развития музея, в которой прописана его готовность переехать в специально отреставрированные для этого здания на Андроньевской площади.

Прямая речь
Салават Щербаков, скульптор:

Песков прокомментировал вопрос о передаче РПЦ Спасо-Андроникова монастыря
— Я считаю, что Спасо-Андроников монастырь — это прежде всего святыня, причем одна из главных православных святынь Москвы, и это главное, что должно определять его судьбу. А все несостыковки интересов церкви и музея надо состыковать. Всем понятно, что музейная часть в монастыре должна быть, что должны сохраниться все музейные вещи, что церкви и музею нужны контакты друг с другом. Но это, повторю, прежде всего святое место. У меня рядом с монастырем жила прабабушка, сестра новомученика Петра Самарского, а мой дед пел мальчиком в церковном хоре. Это место, конечно, должно быть церковным. А контакты с музеем для заботы о сохранности культурно значимых вещей, я думаю, можно наладить

Алексей Варламов, писатель:

Мне кажется, что такие вопросы лучше решать на условиях консенсуса — согласия обеих сторон. Если же одна из сторон категорически против, значит, надо искать какие-то способы сближения позиций.

Давайте задумаемся, а мы можем представить себе обратную позицию: вдруг музейщики захотели забрать назад принадлежащий церкви монастырь, потому что он представляет высшую культурную и историческую ценность? Это поможет нам понять ситуацию и рассмотреть ее со всех сторон. И обязательно узнать и учесть, что думает по этому поводу музейное сообщество.

Я думаю, что все должно делаться так, чтобы при этом не страдала культура. Тем более что музей имени Андрея Рублева это тоже марка, бренд. Он находится в монастыре с 1947 года и своей работой и вкладом в культуру заслужил, чтобы к нему относились максимально уважительно и бережно, а также всячески прислушивались к мнению людей, которые в нем работают.

Ресин: Стараемся разместить все храмы в Москве в шаговой доступности
Я заметил, что мы часто, по сути, единомышленники в вопросах, по которым спорим. Думаю, что здесь то же самое.

Музей работает, в трапезной кормят недорого и вкусно (из спиртного — сидр и пиво), храм открыт, службы по расписанию. Малолюдно. Страсти, бушующие в СМИ, как будто их не касаются. Атмосфера внутри совершенно спокойная, если не сказать умиротворенная.

Постройкам нужен ремонт. Все слегка (или не слегка) обшарпано. Хозяина как будто нет или занят чем-то более важным.

Новости партнеров

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>