Сначала была Баба-яга

Сначала была Баба-яга

В независимом американском издательстве Dalkey Archive Press вышел перевод романа Владислава Отрошенко «Приложение к фотоальбому». Небольшую книжку об экзотических для заокеанского читателя донских казаках начала XX века, напоминающую стилем скорее Борхеса, чем Шолохова, благожелательно встретили придирчивые до снобизма американские литературные критики. «Чрезвычайно странный роман, читаешь его как чеховскую пьесу, вдохновленную комедийными штучками «Монти Пайтон», — отозвался старейший литературный журнал Kirkus.

Переводчик Лиза Хейден-Эспеншейд — одна из немногих в США, для кого продвижение русской литературы — не только миссия, но и основная профессия. Мы задали несколько вопросов Лизе — и получили ответы на прекрасном русском языке.

С чего началось ваше знакомство с русской литературой?

Лиза Хейден: Всё получилось удивительно логично: где-то в 7-8 лет я прочла сказки про Бабу-ягу, потом в шестом классе мы читали Чехова (рассказ «Пари»), а в двенадцатом дело дошло уже до «Преступления и наказания».

Вы прекрасно говорите и пишете по-русски! В каком возрасте вы начали учить русский язык? Есть ли у вас русские корни?

Лиза Хейден: Начала в 19 лет, на втором курсе в университете. Нет, никаких русских корней у меня нету. Я жила лет шесть в Москве в 90-х. Стала лучше писать, когда стала больше переводить. Точно могу сказать, что студенткой не мечтала стать переводчиком. Когда мне сказали, что в соседнем доме живет Маргарет Веттлин, известная переводами русских классиков, я заметила, что литературный перевод, наверное, самая скучное занятие на свете. Конечно же, я ничего не понимала! Я полюбила перевод потому, что он дает возможность выбирать слова и создавать художественный текст, не заботясь о сюжете, развитии героев и прочем.

А какая русская книга стала первой в вашем переводе на английский?

Лиза Хейден: Как ни странно, есть три версии ответа на этот вопрос. Если говорить про первый перевод одной вышедшей книги — это «Приложение к фотоальбому» Отрошенко. Если говорить про первый переведенный роман — «Женщины Лазаря» Марины Степновой я закончила прошлой весной, книга выйдет этой осенью. Если говорить про первую книгу, что содержит только мои переводы, то это сборник пьес — победителей премии «Дебют» (среди них Ольга Римша, Ярослава Пулинович, Екатерина Васильева и Ксения Степанычева). Странно, но каждая из этих книг для меня имеет значение «первой книги». Не знаю, может, я чересчур сентиментальна?

Вы сами решаете, что переводить, или об этом просят издательства? К чему больше интерес — к классической или современной русской литературе?

Лиза Хейден: Я веду блог про русскую литературу, так что мои вкусы и мнения известны. Знают, что мне предлагать. Скоро возьмусь за перевод романа Водолазкина «Соловьев и Ларионов». Как человеку с особой любовью к современной русской литературе, мне хотелось бы, конечно, привлечь больше интереса к новым книгам, но всему свое время — хотя я, конечно, не самый терпеливый человек.

Велика ли конкуренция среди переводчиков русской литературы?

Лиза Хейден: Переводчиков с русского на английский достаточно много, хотя я не знаю, сколько нас, если считать всех-всех-всех. Нас точно десятки, хотя достаточно мало тех, кто занимается только литературным переводом и не работает одновременно, скажем, в университете. Мне кажется, огромный плюс в том, что мы разные, у каждого свои предпочтения и специальности. Мне сложно судить по поводу конкуренции, но могу сказать, что главное для меня — общение с коллегами (в числе которых переводчики, авторы и издатели) и с самой литературой, ведь у всех нас одна цель: переводить тексты, делать их доступней новым читателям. Я очень остро чувствую, насколько велика честь и ответственность — быть англоязычным голосом для моих русских авторов.

Новости партнеров

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>