Шуман ребенок, а Шопен старик

Шуман ребенок, а Шопен старик

Сольный концерт всемирно известного польско-венгерского пианиста Петра Андершевского в Концертном зале Мариинского театра состоялся как преамбула традиционного декабрьского международного фестиваля «Лики современного пианизма». Музыкант рассказал о том, за что Шумана любит больше Шопена, почему Баха предпочитает играть на обычном «Стейнвее» и как работа приносит вдохновение. Петр Андершевский: В Шопене меня притягивает поиск идеального равновесия, красоты.

Вы вновь представили программу из сочинений Баха, Бетховена и Шумана. При всей гениальности этих шедевров их исполнение требует вдохновения. Где вы находите его источник?

Петр Андершевский: Иногда его очень трудно поймать, оно приходит самым неожиданным образом. Что я могу сделать с музыкой, которую играю несколько десятилетий? Просто играть наилучшим образом. Согласно моему опыту, вдохновение приходит в результате труда. При этом, как вы понимаете, работа чаще всего связана с чем-то прямо противоположным, механическим, но именно антивдохновенность способна подчас подарить вдохновение.

Ольга Жукова: В концертный зал «Зарядье» должна приходить разная публика
Ваше уникальное туше («прикосновение» — с фр. — Прим. ред.) тоже возникло в результате антивдохновенной работы?

Петр Андершевский: Со временем трудно говорить об этом, потому что ты сильно привыкаешь к своему звуку. У меня было немало педагогов, но больше всего я благодарен профессору, приезжавшему в Варшаву из Дрездена — уже немолодому Амадею Веберзинке. Он много исполнял Баха и Бетховена, но больше — Баха. Я тогда как раз разучивал «Диабелли-вариации» Бетховена. Этот музыкант меня восхитил и захватил. Позднее я даже ездил к нему специально заниматься в Дрезден. От его игры исходили какие-то особые эманации, красота. Но хороший музыкант впитывает информацию отовсюду. Позднее ее нужно уметь в себе как-то «приготовить», переварить. Честно говоря, я иногда чувствую себя самоучкой и жалею, что у меня не было единственного профессора и школы, потому что самоучкой быть трудно.

Именно антивдохновенность способна подчас подарить вдохновение

Нельзя не заметить, что в своих программах вы предпочитаете Шумана Шопену. Почему?

Петр Андершевский: Шопен для меня — очень трудный композитор, не приходит ко мне естественным образом. Помню короткий период эйфории увлечения Шопеном. Позже я понял, что его нет в моей природе. Вот немецкая музыка — в моей природе, особенно Шуман. Впрочем, что такое немецкая музыка? Бетховен разве немецкий? Шопен всегда кажется безумно элегантным, рафинированным. Я совсем не такой. Но это в Шопене как раз притягивает меня — поиск идеального равновесия, красоты. А Шуман просто очень щедрый, вынимающий свою душу, все внутренности без капли стеснения. Его душа как душа ребенка. А Шопен всегда взрослый. У Шумана чувствуется чистота, он для меня наиболее правдивый композитор со всеми его ошибками. Страсти Шопен умеет одеть во французский костюм, а Шуман этого сделать не может, он все сразу выплескивает наружу, и это очень близко моей натуре. Такая правда может и выжечь.

Кстати
В конце декабря Мариинский театр по традиции собирает пианистов со всего мира на большой фестиваль «Лики современного пианизма». На протяжении одиннадцати дней, с 21 по 31 декабря, на сценах театра будет царить фортепиано — соло, в ансамбле и с оркестром. Выступят финалисты Конкурса Чайковского — француз Александр Канторов, японец Мао Фудзита, американец Кеннет Броберг и россиянин Дмитрий Шишкин. Приедут всемирно известные артисты, давно подтвердившие свой статус: Денис Мацуев, Николай Луганский и Кристиан Блэкшоу. Здесь же и молодые пианисты — Александр Малофеев, Абисал Гергиев, Дмитрий Калашников. Один из концертов фестиваля будет посвящен классу легендарного педагога Алексея Любимова. Что совершенно точно: о билетах лучше позаботиться уже сейчас, заранее.

Новости партнеров

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>