Роман «Катушка синих ниток» вышел на русском языке

Роман «Катушка синих ниток» вышел на русском языке

В августе наступает традиционное время отпусков и возможности погрузиться в чтение. Некоторые из интересных новинок — в сегодняшнем обзоре.

Энн Тайлер. Катушка синих ниток

Впервые изданный на русском языке роман лауреата Пулитцеровской премии посвящен проблемам родственных отношений, взаимопонимания, доверия. Семья, за жизнью которой автор наблюдает на протяжении всей книги, поначалу выглядит образцово обычной, поэтому, казалось бы, и вызывающее поведение одного из сыновей производит на родителей столь шокирующее впечатление. Мол, всё же хорошо было, откуда это?..

Впрочем, почти сразу выясняется, что нет, не всё было так благостно, как представляется матери семейства. «Он почти никогда не приводил в гости друзей, не признавался, как их зовут, и даже не рассказывал, как провел день в школе. Уйди, мама, говорил, не мешай, не лезь, не дыши мне в затылок. А та книжка с картинками — ну которую он терпеть не мог, которую изорвал, помнишь? Где крольчонок, чтобы убежать, хотел превратиться в рыбку, в облачко и тому подобное, а мама-крольчиха твердила, что превратится в то же самое — и за ним! Денни вырвал из этой книги все страницы до единой!». И вот уже подробности неблагополучия приличного дома множатся, нарастая, как лавина — не только встречи родственников, полные демонстративной заботы и любезности и столь же явного непонимания, но и наброски стихов, которые хозяйка десятилетиями прячет в обувную коробку, а потом однажды в отчаянии выбрасывает в мусор. Но ветер разносит бумажные обрывки с грезами и цветистыми метафорами по всей улице…

Возможно после этого кто-то из участников событий найдет в себе силы сделать шаг навстречу близким — или наоборот отступить, давая им свободу.

Сергей Дмитриев. Последний год Грибоедова. Триумф. Любовь. Гибель

Обширное историческое исследование, своего рода захватывающий «документальный роман» впервые раскрывает многие обстоятельства, связанные с официальной миссией поэта и дипломата А.С. Грибоедова в Персии и предшествовавшие его трагической гибели.
Начало XIX века было ознаменовано новым витком борьбы России и Англии за влияние в Азии, прежде всего в Персии. Это привело к затяжной русско-персидской войне, но 12 октября 1813 года был заключен Гюлистанский мирный договор, который зафиксировал включение в состав Российской империи Дагестана, Грузии, Имеретии, Гурии, Мингрелии и Абхазии, а также Карабагского, Ганджинского, Шекинского, Ширванского, Дербентского, Кубинского, Бакинского и Талышинского ханств.

Россия обязалась в случае необходимости оказывать назначенному шахом наследнику престола «помощь в утверждении на троне» и получила исключительное право иметь на Каспийском море военный флот. Купцы обеих стран обрели право свободной торговли на территории другой страны, а русские купцы освобождались от уплаты внутренних таможенных пошлин и других сборов в Иране. «Важной в договоре была и статья о пленных, которые, согласно версии договора на русском языке, должны были быть возвращены в течение трех месяцев после заключения договора, а беглецы и преступники могли вернуться только по их желанию. Однако благодаря хитростям перевода в персидском тексте было сказано: «Как пленные, так и беглецы возвращаются по их желанию»… Это недоразумение привело к тому, что данная статья фактически не работала и вопрос о пленных по-настоящему стал решаться только после Туркманчайского договора, и в этой работе деятельное участие принял Грибоедов».

В книге анализируются многие документальные источники и свидетельства современников, что позволяет воссоздать картину происходившего полно и достоверно.

Олег Грабар. Формирование исламского искусства

Впервые на русском языке издан фундаментальный труд профессора Йельского университета, посвященный всестороннему анализу зарождения и развития искусства стран Востока. В своем исследовании Грабар рассказывает, как могли столетия назад воспринимать это искусство сами его создатели, а также те, кто заказывал им как масштабные архитектурные сооружения, так и небольшие, но не менее значимые для понимания процесса развития культуры, бытовые предметы.

Рассматривается, какие именно черты мусульманской культуры переплелись с более ранними традициями разных народов, следствием чего стали дворики и фонтаны Альгамбры, уникальные изделия старинных мастеров. В тексте описан въезд византийских послов в аббасидскую столицу в 917 году и отмечено, что все дворцовые залы, кроме одного, называемого Общественные ворота, не имели функционально конкретных форм. При этом подчеркивается, что «для создания должного впечатления были опустошены сокровищницы и кладовые, и царское искусство, по-видимому, в большей степени определялось теми предметами, которыми владели правители, чем характером обстановки, в которой они жили… В особо торжественной церемонии халиф вообще едва ли появился, разве что в самом конце. На мусульманскую имперскую практику воздействие оказали традиционные церемониальные ритуалы не Средиземноморья, а Ирана с их тщательно разработанными процессиями, перенятыми Византией».

Далее автор уделяет внимание предметам придворного искусства, которые обычно хранились в сокровищницах Некоторые из них были сделаны для подношения двору или правителю, но было множество и привезенных издали и порой имевших отчасти легендарное происхождение — например, седла, якобы прежде принадлежащие Александру Македонскому. Одним из самых престижных подарков были ткани, которыми восточные владыки и их наместники наряду с деньгами и чинами вознаграждали самых достойных из своих подданных. Помимо этого, с дворами правителей связаны такие предметы, как серебряные тарелки и кувшины, на которых встречаются изображения сцен охоты, праздников и развлечений.

Ынсун Ким, Себастьен Фалетти. Побег из Северной Кореи: на пути к свободе

У главной героини, из воспоминаний которой состоит основанное на реальных событиях повествование, раннее детство было счастливым, семья жила в достатке. Но потом отец лишается всех своих скромных привилегий и государственных пайков, уходят в прошлое семейные походы в кино и поездки в столицу, а вскоре глава семьи умирает от болезней и хронического недоедания.

Девочке приходится вести борьбу за выживание, вместе с матерью и старшей сестрой она собирает в лесу хворост на продажу, радуется супу из найденных на пляже водорослей, а обнаружить ящик выброшенных, но не совсем гнилых яблок — это просто небывалая удача. Наконец, измученная мать с дочками решают бежать из Северной Кореи в Китай, перейдя по льду пограничную реку Туманган. «В ледяной ночи слабый свет дрожал на деревьях. Едва заметный столб серого дыма на вершине холма терялся во тьме. Подойдем же, нам любой ценой надо согреться! Мы карабкались по лесу к этому таинственному алеющему огню. У маленького костра вырисовывались две скорчившиеся фигуры: мужчина и совсем маленькая девочка. Увидев их жалкие пожитки, я подумала, что они, возможно, беглецы, как и мы».

Со второй попытки бегство удается, но впереди ждут опасности жизни без документов, тяжелая работа, мошенники, зарабатывающие на таких беглецах, и не менее алчные проводники на нелегальных путях в Южную Корею. Но воля к жизни помогает превозмочь все испытания.

История информационных технологий в СССР. Знаменитые проекты: компьютеры, связь, микроэлектроника. Под общей редакцией Юрия Ревича

Появившаяся в 1948 году в Парижа книга Норберта Винера «Кибернетика или Управление и связь в животном и машине», ознаменовавшая появление новой науки, через несколько месяцев попала в Ленинскую библиотеку, в Библиотеку иностранной литературы, в библиотеки советских НИИ и конструкторских бюро. В 1950 году в советской появились и первые антикибернетические статьи, авторы которых были не инженерами, а бойцами идеологического фронта.

В сентябре 1953 года в ЦК КПСС состоялось рассмотрение так называемого «письма семи маршалов», подписанного первым замом министром обороны (и будущим министром) Г.К. Жуковым, начальником Генерального штаба министерства обороны В.Д. Соколовским, заместителем министра обороны A.M. Василевским, командующий артиллерией М.И. Неделиным, Председателем Военного совета министерства обороны И.С. Коневым, командующим ПВО К.А. Вершининым и заместителем командующего ПВО Н.Д. Яковлевым. В этом официальном послании высшего военного руководства СССР обращалось внимание на технологическое отставание страны в области обороны: «В ближайшее время ожидается появление у вероятного противника баллистических ракет дальнего действия как основного средства доставки ядерных зарядов к стратегически важным объектам нашей страны. Но средства ПВО, имеющиеся у нас на вооружении и вновь разрабатываемые, не могут бороться с баллистическими ракетами».

В издании описаны конкретные достижения советских информационных технологий, в том числе — КЗММ — строительство и выпуск первых ЭВМ, вычислительных центров и становление отечественной микроэлектроники, а также мобильной телефонной системы «Алтай». Приведены фотографии создателей и устройств, научных конференций и радиолокационных станций, находившихся под управлением советской вычислительной техники.

Касс Санстейн. Иллюзия выбора. Кто принимает решения за нас. И почему это не всегда плохо

В научно-популярном издании раскрывается, как западные корпорации формируют спрос на самые разные предметы и какую роль играют правила, которые людям предлагаются при совершении покупок и выборе услуг. И в первую очередь речь идет о проблеме личного принятия решения или следования предлагаемым извне правилам по умолчанию.

В современном мире возможно использование таких информационных фильтров, которые позволяют исключить почти все, кроме того что человек хочет видеть и слышать — и конечно, захотеть приобрести. «Вред, причиняемый отдельной личности, заключается в отсутствии познания; сужение собственного кругозора тормозит процесс развития человека. Угроза обществу заключается в его потенциальной поляризации: люди начнут отдаляться друг от друга, прислушиваясь только к тем, с кем они изначально согласны и кому симпатизируют».

Персонализированные правила по умолчанию особенно заманчивы тем, что проблемы, вызванные шаблонностью, можно просто-напросто ликвидировать. Отмечая, что персонализированные правила могут быть и динамичными, меняясь с течением времени, Санстейн обращает внимание на тот факт, что в некоторых случаях правила по умолчанию включают в себя выводы, сделанные на основе выбора человека в прошлом. Для этого достаточно быть осведомленном о прежних покупками и услугах.

Автор объясняет и тот факт, что сильно занятые люди, как и утомленные, более склонны к тому, чтобы следовать правилам по умолчанию. Но по мнению ученых, область мозга, отвечающая за принятие сложных решений, оказалась более активной, когда люди отказывались от подобных правил. У тех, кто не придерживается правил по умолчанию, больше возможностей расширить кругозор и даже — теоретически — изменить свою жизнь.

Ричард Нельсон Фрай. Бухара в Средние века

С возникновением одного из древнейших азиатских городов связаны многочисленные легенды и предания. Но даже события более позднего времени, в том числе X-XIV веков могут иметь несколько трактовок.

Причиной этого, как утверждает автор (профессор Гарвардского университета, лауреат премии имени аль-Хорезми), является отсутствие хронологической точности в старинных источниках и то, что при изучении X столетия порой книга, написанная в XII или XIII в., будет содержать более давнюю и более достоверную информацию, чем схожая работа XI столетия. Во многих старинных изданиях использована информация из других, в том числе и более ранних книг, но при этом даже не упомянут источник и точные даты описанных событий.

«Средняя Азия всегда сохраняла притягательность для жителей Запада, а города Самарканд и Бухара сияли парными бриллиантами в краю пустынь и оазисов. Жители влажных лесистых земель не могли испытывать ощущения чуда и благодарности того народа, который отвоевал маленький рай у песков пустыни и с трудом влачил ненадежное существование на орошаемых участках земли, постоянно противоборствуя природе. А поскольку в Средней Азии граница между степью и плодородными землями проходила точно по самому краю дарующей жизнь воды, для кочевников оазисы должны были казаться чем-то вроде рая по сравнению с негостеприимными пустынями, по которым они скитались».

Первое известное упоминание Бухары в письменных источниках — в книге, рассказывающей о странствиях китайского буддиста-паломника Сюань Цзана, относится к 630 году н.э. Пролегавший через Бухару Великий шелковый путь обогатил город, в более чем шестидесяти караван-сараях размещались купцы и путешественники из Китая, Индии, Кавказа. Рассматривая организацию караванов и караван-сараев, исследователь упоминает о том, что существует одна из версий происхождения слова «чек», связанная с китайцами, принесшими чеки на Ближний Восток в качестве бумажных денег в монгольский период, как аналог аккредитивов и векселей, существовавших в X в. По словам Ричарда Фрая, система таких неформальных «чеков» существовала вплоть до середины XX века, в чем автор сам убедился, путешествуя из Герата в Машхад в 1943 году.

Новости партнеров

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>