Режиссер «Движения вверх»: «Эмоция важнее, чем документальная точность»

Режиссер «Движения вверх»: «Эмоция важнее, чем документальная точность»

Фильм «Движение вверх» режиссера Антона Мегердичева, снятый студией «ТриТэ» Никиты Михалкова и ВГТРК, признан самым кассовым в истории российского кинематографа.

На сегодняшний день, по данным ЕАИС (Единая федеральная автоматизированная информационная система сведений о показах фильмов в кинозалах), эта спортивная драма собрала более двух миллиардов рублей.Мы пообщались с режиссером фильма Антоном Мегердичевым и узнало, как снималась картина и что было самым важным для создателей фильма.
— Одно из главных замечаний к картине, которое высказывают и некоторые зрители, и критики, заключается в том, что вы исказили некоторые исторические факты. Например, один из главных героев — Александр Белов — показан тяжелобольным уже во время Олимпиады, хотя на самом деле проблемы со здоровьем у него начались позже. Задача точной достоверности перед вами не стояла?

— Я более радикальную вещь вам скажу. Базируясь только на документальном материале, который точно копирует жизнь каждого персонажа, невозможно сделать захватывающую картину. А мы делаем миф и легенду, эмоция для нас гораздо важнее, чем документальная точность. Другое дело, что мы не можем отрываться от характеров главных героев, чего мы и не делаем. Считаю, что мы очень точно их показали, они близки к своим прототипам.
Нас консультировали баскетболисты, которые участвовали в той эпохальной встрече. В большой степени помогал Иван Едешко, с Алжаном Жармухамедовым была пара бесед. Александр Белов, сын легендарного игрока Сергея Белова, был постановщиком всех баскетбольных сцен, редактировал сценарий в тех местах, где речь шла о тренерских замечаниях. Зритель должен ощущать, что разговор в фильме ведется на профессиональном языке — это очень сложная задача.

— Звучат и упреки в том, что, например, у вас показаны игровые приемы, которые в то время еще не использовались в баскетболе.

— Это был совет профессионала. Мы приняли такое решение, зная, что это вызовет критику. В 1972 году сверху мяч никто не забивал и трехочковой зоны не было. Но при этом мы должны учитывать, что сейчас баскетбол — это не только интеллигентный спорт, но и шоу.
И если вы хотите рассказывать о баскетболе как о явлении, то сегодня вы обязаны показывать все, на что эта игра способна с точки зрения зрелищности.
— В фильме есть сцена, где литовский игрок Модестас Паулаускас решает остаться в Германии во время мюнхенской Олимпиады, но в последний момент возвращается в команду. У меня, как у зрителя, этот сюжетный поворот вызвал некоторое недоверие и сомнение.
— В советской жизни всякое бывало, люди и убегали, и возвращались. Это собирательный образ, а не документальная история самого Паулаускаса. Могу только процитировать слова Модестаса о фильме: «Если бы было так, как было на самом деле, фильм мог бы получиться сухим».
— А сам Модестас тоже участвовал в работе над картиной?
— Он приезжал к нам на площадку, у нас был недолгий разговор. Но исполнитель этой роли в фильме, Джеймс Тратас, ездил к нему в Литву, и там они вместе читали сценарий, оценивали его. В итоге Паулаускас дал нам зеленый свет, за что мы ему благодарны.

— У вас невероятно захватывающе сняты все баскетбольные сцены, и создается ощущение, что в кадре настоящие спортсмены. Как вы добивались такого эффекта?
— Была придумана целая технология: на площадке работали и баскетболисты очень серьезного уровня, и артисты. Каждый эпизод снимали дважды, со спортсменом и актером. Потом на монтаже это соединялось — и таким образом создавалась иллюзия, что мы видим в кадре игроков, которые всю жизнь этим занимались.

Но было и двое актеров со спортивной подготовкой — Кузьма Сапрыкин, на тот момент студент школы-студии МХАТ и мастер спорта по баскетболу, и Александр Ряполов, профессиональный стритболлер, который за время съемок на приличном уровне освоил актерскую профессию.
— В фильме очень много молодых актеров, много новых лиц, которые еще не примелькались на экране. И это безусловный плюс. Как вы их искали?
— Нужно сказать спасибо нашему кастинг-директору Наталье Крименской, которая буквально перелопатила не только все то, что лежит на поверхности, но и далеко «закидывала невод», чтобы этих прекрасных ребят найти. Для меня было важно, чтобы это были актеры высокого уровня. А уже насколько они медийные лица — это имело второстепенное значение.
В фильме мы окружили их эшелоном звезд. У нас снимались Владимир Машков, Виктория Толстоганова, Марат Башаров, Андрей Смоляков и Сергей Гармаш, Джон Сэвэдж.

— Как работали на площадке молодые и известные актеры?
— Работали органично. Но звезды подчас более дисциплинированны и лучше понимают кинопроцесс, с ними работать, как правило, легче: больше опыта и понимания.

Русское кино вытесняет Голливуд: обвиняют Минкульт
— Российские режиссеры в последние годы активно снимают фильмы на спортивную тематику — выходила «Легенда № 17», с которой часто сравнивают и вашу картину. В этом году мы ждем «Тренера» Данилы Козловского. Это какой-то новый тренд в кино?
— Мы переживаем время, когда наш, отечественный кинематограф нашел новый Клондайк — спортивную тему. В советское время почему-то по этой тематике снимали единичные фильмы. В российском кино только сейчас начали это «раскапывать», поняли, что в этих фильмах человек проявляется очень интересно. В направлении художественного кино о спорте нам еще работать и работать. Такого спортивного кинематографа, как, например, в США, у нас близко нет.
— Как вы пришли к этому сюжету?
— Мне предложил его продюсер Леонид Верещагин. И я понял, что катарсис, который заключен в самой истории, — его уже достаточно. Понял, что за это нужно браться.

— Что привлекает зрителей в этих спортивных драмах?
— Напряжение, человеческая эмоция, когда зритель сопереживает и сопернику, и своей команде, — это дает те яркие ощущения, к которым кино всегда стремится. И вот в этом фильме получилось. Ощущение счастья и эффект присутствия, когда перед экраном ты можешь почувствовать себя на финальном матче. Именно это и заставляет зрителя пойти на просмотр иногда второй раз — это важно.
— Но, по сути, ведь мы заранее знаем, чем заканчивается эта история…
— Работа режиссера и заключается в том, чтобы в такого рода фильмах зритель сопереживал. Люди приходят в зал, чтобы посмотреть историю о том, как русские опять победили. Но в какой-то момент нужно заставить публику усомниться в этой победе и пройти путь к ней вместе с героями фильма.
Когда я сам вижу кадры игры в Мюнхене, у меня вновь и вновь начинает колотиться сердце — и я этому очень рад.
Жизнь предложила нам такой потрясающий документальный материал. Когда я прочитал сценарий и посмотрел игру, то был удивлен, почему это до сих пор никто не снял.

Новости партнеров

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>