Председатель ярославского СТД рассказал о ситуации в Волковском театре

Председатель ярославского СТД рассказал о ситуации в Волковском театре

В Санкт-Петербурге и Ярославле готовятся к новому этапу театральных переговоров. Председатель ярославского отделения Союза театральных деятелей РФ, артист Театра драмы имени Федора Волкова, заслуженный артист России Владимир Майзингер рассказал, чем полезно и какие риски несет общественное обсуждение идеи объединения Александринского театра и Театра драмы им. Федора Волкова в составе Первого национального театра России.

Владимир Александрович, вы поддержали идею объединения двух старейших театров России. Сохраняется ли ваша позиция в ходе общественного обсуждения?

Владимир Майзингер: Да, я за то, чтобы произошло продвижение в отношении Волковского театра. Проект создания Первого национального театра как раз и мог бы это обеспечить, причем продвижение действительно масштабное, выводящее театр на принципиально новый уровень. И в данном случае, это ведь не просто новое название — абсолютно новый статус. Статус априори первого театра страны, не только в рассуждении исторического прошлого, но и в его современном значении, в современном позиционировании театра.

Я сразу принял и поддержал идею. И если говорить о позиции нашего театра, а позиции своих коллег в этом вопросе я знаю, то театр в большинстве сейчас поддерживает объединение. Но я понимаю, что сейчас необходимо очень подробно разобраться в механизме этого объединения, изучить все этапы, и все процессы объединения рассматривать документировано.

В ходе обсуждения звучат идеи продвижения Волковского театра вне этого союза, вне объединения. Как вы к этому относитесь?

Владимир Майзингер: Не исключаю, что в какой-то ситуации мог бы появиться и другой вариант, и его можно было бы обсуждать. Но сегодня более интересного, содержательного и способного к саморазвитию проекта действительно нет. К примеру, в ходе обсуждения в Ярославле появились предложения добиваться статуса Первого национального театра России исключительно для Волковского театра, но в этом случае пропадает консолидация творческих сил двух сцен, которая как раз и несет в себе потенциал развития. Простым изменением названия на новый уровень вывести театр вряд ли возможно.

В Москве в Союзе театральных деятелей прошло профессиональное обсуждение проекта. Позже была опубликована резолюция, согласно которой СТД не поддержал проект объединения Александринского и Волковского театров. Вы были участником этого обсуждения, наш взгляд, насколько корректна была та резолюция СТД? Следовало ли обсуждения, что СТД не поддерживает объединение? В ответ на эту резолюцию художественный руководитель Александринского театра Валерий Фокин заявил о выходе из Секретариата СТД РФ.

Владимир Майзингер: Само обсуждение в СТД прошло достаточно корректно. Там не было спора. Художественный руководитель РАМТ Алексей Владимирович Бородин, который, к слову, высказался за объединение, сказал, что у нас не получается дискуссия, идет высказывание позиций, а диалога нет. Было именно высказывание мнений, известные люди говорили, в каком ракурсе они видят это объединение. Аудиозапись обсуждения сейчас доступна на сайте СТД РФ. В чем все были согласны, так это в том, что объединение нельзя проводить кавалерийским наскоком. Но правильно ли резюмировать этот разговор как отрицающий объединение, когда многие участники высказывались за? Голосования по этому вопросу в СТД не было. И какого-то финального вывода там не было. Кстати вспомнить, что до обсуждения в СТД мы с художественным руководителем Александринского театра Валерием Фокиным и артистом нашего театра народным артистом России Валерием Кирилловым были на заседании Единой России в Ярославе. Вот там было действительно жарко, но там решили еще вернуться к обсуждению этого вопроса.

Ситуация вокруг объединения Александринского и Волковского театра поднимает еще общую проблему: имеют ли театры право решать свою судьбу самостоятельно? Или в решении должно участвовать и профессиональное сообщество, и общество в целом?

Владимир Майзингер: Вопросы эти очень сложные, но в результате нашего опыта, я думаю, все же не только театры должны тут решать. Важна экспертиза людей экономических, юридических профессий, общественное мнение. На нашем опыте мы все же должны признать, что когда вопрос решался внутри театров, то и театрами, и министерством культуры были допущены ошибки. После объявления об объединении у нас не только в театральной среде, в городе был мощный резонанс, позиций высказано много.

Почему именно Ярославль стал городом сопротивления проекту?

Владимир Майзингер: Волковский театр — действительно очень важен для города, у нас только один театр такого значения.

Противники идеи считают, что в результате объединения Ярославский театр может «раствориться» в проекте, потерять самостоятельность и в итоге исчезнуть с театральной карты.

Владимир Майзингер: В Ярославле есть такие опасения, но я этого просто не понимаю. Трудно представить, что Театр имени Фёдора Волкова вдруг как-то куда-то исчезнет. Куда? Как? Это в принципе не реально. Тем не менее, сохранение имени и равноправного существования в союзе Ярославскому театру должно быть документально гарантировано. Ведь в основе этого проекта именно творческое объединение, творческий союз. Как нам обещают, каждый из театров продолжит работать в своем автономном режиме, имена театров сохранятся, и вместе мы составим Первый национальный театр России. Наша задача в этом союзе — выйти на новый художественный уровень. Без синергии обеих трупп сделать это вряд ли возможно. Повторю, творческая задача для нас тут первостепенна. Задача эта амбициозная, ответственная и очень дисциплинирующая. На международных фестивалях, в российской афише, в совместных ли проектах или автономно, но вся деятельность наших театров под брендом Первого национального театра России — это своего рода непреложный гарант качества. Имена Александринского театра и Театра имени Федора Волкова при этом остаются. И это должны гарантировать нам документы, а не обещания на словах.

Александринская сцена и в силу своей истории, и, что в данном случае важнее, в своей современной практике — структура открытая, здесь ставят режиссеры с мировыми именами, представляющие разные театральные системы. Волковская труппа готова к подобному эксперименту?

Владимир Майзингер: На мой взгляд, абсолютно. Предположим, у нас сегодня меньше возможностей в приглашении на постановки лидеров мировой сцены, но у нас работают разные режиссеры, в том числе и с мировыми именами, и наша труппа имеет и интерес, и способность к работе с представителями разных школ, к смене методик.

В проекте Первого национального театра России фигурирует и новая общая площадка — сцена в Москве. Как думаете ее осваивать?

Владимир Майзингер: Ярославль к Москве близко, и я уверен, что здесь можно будет не только проводить гастроли, но и реализовывать совместные проекты. Причем не только с участием наших двух театров, но и с приглашением московских коллег или театров из других регионов, и международные программы возможны. Способ существования этой сцены, ее проката, конечно, в ряду вопросов детальной разработки проекта Национального театра.

Новости партнеров

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>