После жен Достоевского и Толстого Евгения Симонова сыграла супругу Ибсена в Школе драматического искусства

После жен Достоевского и Толстого Евгения Симонова сыграла супругу Ибсена в Школе драматического искусства

Сюзанна Торесен, жена всемирно известного норвежского писателя Генрика Ибсена, после его смерти не выходила из дома восемь лет. Пока не умерла. Все круги ада, на которые она добровольно обрекла себя в этом вдовьем затворничестве, описал современный норвежский драматург и поэт Юн Фоссе. Белым стихом, без знаков препинания, которых он вообще не признает, с многочисленными повторами, что в быту случаются на каждом шагу, в литературе вычеркиваются как ошибочные, а в театре звучат медитативным рефреном, придающим происходящему завидное цикличное постоянство… На родине Юна Фоссе считают национальным достоянием — он регулярно номинируется на Нобелевскую премию. В России его драматургию только начинают открывать: в Петербурге «Сон об осени» в театре Ленсовета поставил Юрий Бутусов, в Москве в Школе драматического искусства на днях представил «Сюзанну» Александр Огарев.

В Ленсовете у Бутусова в пьесе Фоссе местом действия становится кладбище, где «воздух пахнет смертью», буксует время, рвутся семейные связи и появляется женщина, о которой грезил ночами, но любой выбор заранее обречен: встреча с женщиной-судьбой воскресным утром на пустом городском кладбище не сулит ничего хорошего.

У Александра Огарева в Школе драматического искусства в другой пьесе по Фоссе время останавливается вовсе. Но вечного покоя и не предвидится, темы смерти там избегают так старательно, будто по умолчанию она перестанет существовать. Сюзанна — вдова Ибсена — разговаривает с мужем, как с живым. Долго ждет его прихода (тональность «ожидания Годо» в «Сюзанне» звучит слишком отчетливо, недаром Фоссе считают продолжателем традиций Беккета). А главное — всегда успевает привести в порядок свое настроение — никакие старые обиды не должны стереть лучезарность с ее лица, чтобы дорогой любимый Ибсен даже после своей смерти не заметил и тени ее недовольства. В общем, ведет себя одновременно естественно и странно, словно муж находится в соседней комнате или же на прогулке с сыном, а не в другом мире: «Да, его унесли, могила его там. Но я точно знаю: его там нет (книксен Кафке) — он здесь, со мной!.. Нет, что у меня за мысли? Его нет. А на одежде его запах, а на воротнике его белый волос… В голове все перепуталось. Я помню все и не помню ничего. Ну и что из того, зачем об этом думать?»

Выматывающий разговор с самой собой длится годами. Ее основной инстинкт — это быть идеальной женой, и преодолеть его она не сможет, даже похоронив мужа. Ее Ибсен — это сквозняк в доме. Воспоминания. Хлопающие ставни окон. Языки пламени в камине. Пепел сожженных писем — прах отношений. Хор влюбленных служанок, причиняющий столько фантомных болей, — Ибсен был любвеобильным мужчиной. Но — никаких упреков; явления Ибсена в одиноких беседах и снах Сюзанны — это попытка воссоздать прижизненный культ личности мужа в доме, помноженная на посмертный категорический отказ смириться с его уходом. С вкраплениями подробностей частной жизни великого драматурга и особенностей его характера — человека очень замкнутого и молчаливого.

Филигранная режиссерская партитура Александра Огарева в безупречно сочиненном стильном пространстве одной комнаты (сценография и костюмы Аси Скорик) стирает все границы между сном и явью — отделить реально случившееся от привидевшегося невозможно. Фокусы со временем достигают своего сюрреалистического предела, и в воображении Сюзанны встречаются три ее возраста — три героини, сыгранные тремя очень яркими актрисами: Сюзанна молодая — Алиса Рыжова, средних лет — Александрина Мерецкая, Сюзанна в возрасте — Евгения Симонова.

Евгения Симонова в роли жены Ибсена в этом спектакле-исповеди бесподобна. Новая грандиозная роль. Гончаров, который в прежние годы сетовал: «Вам бы нервную систему порасшатаннее» и Жалакявичюс, делавший замечания: «Женя, вы опять пришли на съемочную площадку в хорошем настроении», — будь живы сегодня, констатировали бы: актриса в блистательной профессиональной форме.

В ее актерской биографии была супруга Достоевского Анна Григорьевна Сниткина, которую Евгения Симонова много лет тому назад сыграла в фильме Александра Зархи «Двадцать шесть дней из жизни Достоевского». Там ее героиня наслаждалась, можно сказать, полной гармонией отношений с гением. В «Русском романе» — последнем спектакле, поставленном с Евгенией Симоновой в Театре Маяковского Миндаугасом Карбаускисом, она перевоплощается в Софью Андреевну Толстую — за гранью отчаяния после ухода из дома великого мужа. В «Сюзанне» историю жены Ибсена она играет как вызов смерти и абсолютную трагедию утраты любви.

В театре принято все обострять и доводить события до самого края. Но процесс пошел. Расширение сознания жен великих писателей продолжается.

Новости партнеров

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>