На фестивале «Край Света» показали фильм о «Фукусиме

На фестивале «Край Света» показали фильм о «Фукусиме

Трагедии делают людей безумными. Так можно описать основную мысль нового фильма «Стоп!» корейца Ким Ки Дука, режиссера таких картин, как «Натянутая тетива», «Весна, лето, осень, зима… и снова весна», «Реальный вымысел», «Пьета» и других, обласканных самыми престижными кинофестивалями мира. Однако фильм «Стоп!» высокие фестивали не взяли. Картина «засветилась» лишь в Карловых Варах, и то вне конкурса. Там ее и увидел программный директор фестиваля «Край Света» Алексей Медведев, куда и привез, включив в основную программу. «Стоп!» вряд ли попадет в прокат или на другие отечественные фестивали — это не совсем обычный Ким Ки Дук даже при том, что фильмы режиссера неравномерны. Но зрители из зала почти не уходили, в отличие от критиков, которые по очереди хлопали сиденьями стульев.

Фильм Ким Ки Дука посвящен трагедии на атомной станции в Фукусиме. В картине не раз звучит и слово «Чернобыль» и отсылы к этой катастрофе. Более того, совершенно лобовое название и одна из последних фраз «Чернобыль, Фукусима, что дальше?» настолько отражают направленность картины, что начинаешь подозревать режиссера в создании пропагандисткого ролика по заказу борцов за окружающую среду. На первый взгляд, Ким Ки Дук создал безумную историю в жанре агитки, с элементами чернухи и хоррора, которая опять же достаточно прямо, без художественных приемов, отражает все страхи, связанные с авариями на АЭС.

Какой главный «народный» страх в этом случае? Дети-мутанты! Вот вам и завязка сюжета. Взрыв на Фукусиме, молодые герои — в зоне риска. И девушка Мики, конечно же, беременна. Ее муж маниакально хочет ребенка. Будущая мать — тоже, но понимает, что риск родить мутанта велик, и стремится на аборт. Будущий отец связывает жену пластырем («ради нашего ребенка!)» и идет искать доказательства того, что все обойдется, в запрещенную зону, куда его почему-то беспрепятственно пускают. Возвращаясь к жене, он даже не снимает одежду, в которой фотографировал беременных зверюшек, и убеждает Мики, что с их младенцем все будет хорошо. Однако внезапно в зоне случается нечто такое, что заставляет молодого фотографа коренным образом изменить мнение. Но по срокам избавиться от ребенка уже невозможно и… муж и жена меняются ролями. Теперь она хочет родить во что бы то ни стало. И он, который связывал любимую, дабы не пустить к врачу, спокойно отпускает ее жить в зону…. Таких несостыковок в фильме настолько много, что примерно с середины действия зритель начинает нервно смеяться. Приехавшая представлять фильм на «Край света» актриса передала послание режиссера — не судить строго и не обращать внимание на несостыковки — бюджет был ограничен, Ким Ки Дук снимал практически на свои. Однако в хорроре и несостыковках ли дело?

За последние годы обозреватель «РГ» посмотрела несколько художественных картин, посвященных Чернобыльской аварии. С претензией на серьезность была лишь одна из них — фильм Александра Миндадзе «В субботу», который почти не выходил за пределы отечественного кино- и фестивального рынка, но на нем был высоко оценен и зрителями, и кинематографистами. Остальные картины можно было бы охарактеризовать словами: сюр, кино абсурда, страшный сон. Тот самый человеческий сон разума, который рождает чудовищ. Потому что серьезно на эту тему снимать уже нельзя. Истинные причины аварий — особенно Чернобыля — узнать невозможно. А человеческий страх, связанный с развитием прогресса и все возрастающим потреблением электроэнергии, должен иметь какие-то выходы. Сериал «Чернобыль», который явил в прошлом телесезоне канал ТНТ (он прошел так успешно, что готовится второй сезон) — это фэнтези с элементами хоррора. Чистый вымысел. Также с массой несостыковок. Но свою главную задачу — рассказать молодому зрителю, что такое Чернобыль и техногенная кастастрофа — он выполнил.

Однако примеры с фильмами «В субботу» и «Чернобыль» взяты из кинематографа отечественного. Но есть еще и документальный фильм прошлого года «Русский дятел», представленный на крупнейшем кинофестивале мира «Санданс» (и получивший там Гран-При в номинации «документальное кино»). Он рассказывает о совершенно невероятной ситуации в Чернобыле и вряд ли будет показан в России. Герой картины — украинский художник. Он экзотичен настолько, что постоянно кажется, что перед тобой забавный персонаж на грани сумасшествия. Зритель, глядя на него и его действия, смеется не менее нервно, чем на фильме Ким Ки Дука. Но также не уходит. И выходит из зала со схожим ощущением: что это было? Потому что после потока новостной информации и телевизионных документальных сюжетов и фильмов — что о Фукусиме, что о Чернобыле, похожий язык в художественном (да и в документальном) кино уже просто не воспринимается.

Значит, надо зрителя разбудить. Всеми возможными способами — плакатом или агиткой, абсурдом или криком. И еще раз напомнить о проблеме. Этим, собственно, и занимается Ким Ки Дук в фильме «Стоп!». Он подставляется, словно нарочно, ведь тогда, обсуждая его творчество, люди будут так или иначе вовлечены в проблему.
…В результате то ли безумия, то ли прозрения, герои фильма «Стоп!» осознают, что все беды — от неразумного потребления электричества. Молодой отец, который хочет, чтобы его ребенок был здоров, борясь с мировым злом, решает обесточить весь Токио. Сцена, когда он со своим напарником пилой перепиливает опору ЛЭП — вершина абсурда. Впечатление на зрителя оказывает непередаваемое. В том числе и потому, что рожающая в этот момент Мики кричит, практически воспроизводя звук пилы.
Ребенок появляется в полной темноте. То ли это — секунда, после которой он увидит мир, то ли это — мир, который он видит? Версии могу быть разные. И самое главное — каким же будет этот ребенок? Ким Ки Дук предлагает совершенно неожиданный вариант, но раскрывать его не станем — вдруг фильм все же покажут в России.

Новости партнеров

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>