Малый театр открылся вновь — комедией Грибоедова

Малый театр открылся вновь — комедией Грибоедова

После капитального ремонта и реставрации спектаклем «Горе от ума» открылось основное здание Малого театра на Театральной площади.

Первая за 260-летнюю историю театра полная реконструкция началась в апреле 2014 года. Стоимость ее составила более 7,1 миллиарда рублей, при этом, как подчеркивал министр культуры РФ Владимир Мединский, смета ни разу не пересматривалась в сторону увеличения. Как такое могло случиться? По словам гендиректора театра Тамары Михайловой, Малый театр в этом ремонте, в отличие от остальных, выступал заказчиком без посредников, сам участвовал в конкурсах, заключал контракты (преимущественно — недолгосрочные) и полностью нес всю ответственность. Что позволило также чудодейственным образом выйти и на сильное опережение строительных планов со сроками — изначально завершать реконструкцию и приглашать первых зрителей планировалось только в 2018 году. Но уже 19 декабря 2016 года в отреставрированном «доме Островского» вновь играли комедию Грибоедова «Горе от ума» — постановку Сергея Женовача 2000 года, ставшую своеобразной визитной карточкой театра. И уникальную акустику императорского зала Малого, которую обещали сохранить столь же превосходной, как и было раньше, когда любое слово, произнесенное на сцене шепотом, было слышно на последнем ярусе (секрет архитектора Бове — дубовый потолок и стены, выложенные особой кладкой), в этот вечер первыми проверяли ставшие уже нарицательными персонажи. Мудрый несуетный Фамусов — Юрий Соломин, Чацкий— Глеб Подгородинский, роскошный Скалозуб — Виктор Низовой, прелестная Софья — Полина Долинская, колоритная Хлестова — Людмила Полякова…

От идеи премьерных постановок к открытию отказались сознательно. Ведь для Малого театра «Горе от ума» — особая пьеса. Ну, шутка ли — к рубежу веков это была седьмая редакция! Многие артисты, занятые в спектакле, уже играли в прежних версиях «Горя от ума», и пьеса стала частью их биографии. Но повторяться не хотели, потому что нельзя в прошлое возвращаться — Александру Чацкому это не удалось. Лейтмотив спектакля: надо помнить прошлое, жить вместе с ним, но возвращаться туда не нужно. Просто не получится…

Многие артисты, занятые в спектакле, уже играли в прежних версиях «Горя от ума», и пьеса стала частью их биографии
Принципиально было, чтобы на сцене сошлись разные поколения и получился, прежде всего, яркий актерский, а не концептуально-режиссерский спектакль. «Я очень благодарен Юрию Мефодьевичу Соломину — все-таки он мастер и руководитель театра — за то, что мы сочиняли вместе, и он пошел за нашим общим замыслом, — рассказывал обозревателю тонкости работы перед премьерой режиссер-постановщик Сергей Женовач. — В спектакле трудно анализировать, кто за кем идет, но я всегда иду к сотворчеству с артистами. Мне так интереснее — я одно могу придумать, артист — другое, когда мы слышим друг друга, начинаем вместе искать. Этот путь сложный, им сейчас почти никто в театре старается не идти. Все придумывают концепцию, и артисту остается обслуживать эту концепцию, а дальше начинается борьба с артистами. Я принадлежу к другому типу режиссеров, наверное, вымирающему, которые любят работать с артистами. Хотя это очень трудно».

Надо отметить, что «Горе от ума» в Малом театре — наиболее полное и подробное «Горе», которое когда-либо кому-либо приходилось видеть. Соблазна сократить пьесу не было: из текста убрали только один монолог Репетилова в разъезде о том, как он женился. По сюжету важно было понять, что происходит с Чацким, а не «перегружаться» Репетиловым. А в остальном пьеса, как ни странно, расширялась — много вставили из ранних редакций. Ведь здесь хотели почувствовать пьесу, прикоснуться к той загадке, которую оставил Грибоедов, начать театр со слова, а дальше разбираться, что заставляло персонажей произносить те или иные слова, и сочинять мир, в котором эти слова могут произнестись…

Философия Чацкого претерпела некоторые изменения. Всегда история сводилась к тому, что приезжает злой человек и начинает все крестить и всех разоблачать. В Малом театре Чацкий приезжает не воевать с фамусовской Москвой. Он приехал в детство. «Самое лучшее, что есть в жизни человека, — это детство, первое чувство, и не случайно часто в жизни человека все определяет первая любовь, — рассказывал обозревателю в интервью перед первым спектаклем Сергей Женовач. — Мы дали отрывок из первой редакции, где понятно, что именно Чацкий был причиной разрыва — обидевшись, уехал за границу и не появлялся в доме, служил и в статской службе, и в военной, и вдруг понял, что жизнь его пуста. Примчался к этой девчонке, к этой печке в доме, к этому дяде Паше, как мы на репетициях называли Фамусова. А в одну воду дважды не войти. И дальше возникает постижение происходящего и чувство одиночества — не только у Чацкого, но и у Фамусова, да у всех. В «Горе от ума» нет глупых или умных. Здесь все и умные, и глупые, и несчастные. В этом-то и феномен Грибоедова — он опередил время, его комедия — затакт русского психологического театра… Наш Чацкий — Глеб Подгородинский — больше растерян перед жизнью в своих стараниях вернуться в юность. Но как там у Шпаликова — не возвращайтесь в родимые места, хотел бы сесть на валенок и в 1941 год в детство вернуться, но нельзя, потому что жизнь берет свое… Горе именно от ума, от того, что умом все просчитаешь, умом все сообразишь, а жизнь богаче выдумки и сложнее, многообразнее, чем можно предположить».

Новости партнеров

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>