Когда зал вызовет на бис

Когда зал вызовет на бис

Свое 45-летие знаменитый пианист Денис Мацуев отметит концертом в парке «Зарядье», правда, в «пандемическом» формате: без публики, с трансляцией онлайн.

Но уже осенью он рассчитывает выступить в Кремлевском дворце и надеется, что в новом сезоне музыкальная жизнь вернется в прежнее русло, что удастся решить проблемы, связанные с «карантинными» регламентами в концертных залах. О том, как разворачивается сегодня ситуация в музыкальном мире, о поддержке музыкантов, о новых проектах и положительном опыте самоизоляции Денис Мацуев рассказал обозревателю «РГ».

Юбилей на карантине
Вы планировали отметить свое 45-летие концертом в Кремлевском дворце 16 июня, но в сегодняшней ситуации это стало невозможным. Все отменяется?

Денис Мацуев: Конечно, нет! Этот концерт мы перенесли на осень. Меня очень тронуло, что во время карантина публика не сдавала, а продолжала покупать билеты на мой концерт, и зал на 5,5 тысячи человек уже полностью продан. Так что концерт обязательно состоится. А в начале июля я выступлю в парке «Зарядье». Буду играть на открытой эстраде в формате онлайн, возможно, даже с небольшим количеством публики.

Как всегда, вы настроены оптимистично, но ситуация такова, что для музыкантов выход из пандемии может стать очень долгим и даже экстремальным из-за условий, которые на сегодняшний день сформулированы Роспотребнадзором и минкультом.

Денис Мацуев: Я обсуждаю на разных уровнях проблемы, с которыми столкнулись музыканты, постоянно мониторю ситуацию, общаюсь с директорами залов и крупных фестивалей в Европе и Америке. Конечно, сразу было ясно, что музыканты выйдут из карантина в последнюю очередь, поскольку концерты — это массовые мероприятия, и люди в зале и на сцене находятся здесь в близком контакте. Но в Европе, где тоже сначала объявили жесткие условия для музыкантов, произошел прорыв: на днях мы говорили с интендантом Венской филармонии Томасом Ангианом и концертмейстером Венского филармонического оркестра Райнером Хонеком, и они сообщили, что министр культуры Австрии дала распоряжение об открытии Музикферайн с 1 сентября на абсолютно нормальных условиях: с полным залом, без рассадки публики в шахматном порядке, с оркестром на сцене в полном составе. Даже не представляете, какое счастье было в их голосе! У них ведь был бы полный крах: ни одна сцена мира не подразумевает такой рассадки симфонического оркестра.

Да и ни одна партитура не подразумевает подобной рассадки.

Денис Мацуев: Да, и такие прорывы, безусловно, радуют. В Австрии начиная с июня можно уже собирать в зале публику до 100 человек, в августе — до тысячи, а в сентябре — полный состав зала. Наш осенний тур с Венским филармоническим оркестром и Валерием Гергиевым по Азии (Китай, Япония, Корея) не отменен и состоится в срок — в октябре-ноябре. Япония практически сняла карантин, и Сантори-холл, самый знаменитый зал Токио, подтвердил нам гастроли. У меня также начали возобновляться сольные концерты в Европе.

С какого времени возобновляются ваши контракты?

Денис Мацуев: С осени. В Германии уже начали продажу билетов на мои концерты, причем с полной рассадкой в залах. Это последняя точная информация. Но уже 19-20 июня я сделаю марш-бросок в Берлин, где у меня будет концерт с Берлинским филармоническим оркестром в формате Digital Concert Hall. Пока непонятно, смогут ли находиться зрители в зале, но этот концерт я просто должен был сыграть. Мы задумывали эту программу вместе с Марисом Янсонсом. 1 декабря маэстро не стало, и я решил, что буду играть Первый концерт Шостаковича без дирижера: это будет посвящение великому музыканту. Кстати, Валерий Гергиев тоже полетит в июне в Германию, возможно, мы там с ним пересечемся, и я сыграю этот Концерт Шостаковича с его Мюнхенским оркестром. Знаю, что и маэстро Риккардо Мути выходит в июне в Равенне с концертами на открытом воздухе.

Объявили, что и во Франции возобновляется работа театров и концертных залов. Пока, вероятно, только для репетиций.

Денис Мацуев: У меня во Франции в течение этого года запланировано пять концертов, и ни один из них не отменился: ни в Театре Шанз-Элизе (Театр Елисейских полей), ни в Филармонии. Проблема пока только в том, как придется делить между зрителями концерты, если зал должен быть неполным. Все эти концерты абонементные, и билеты на них раскупались заранее. Для музыкантов неполный зал — тоже проблема. Проведу параллель с футболом: 19 июня начнется чемпионат России по футболу, и правительство приняло решение хотя бы на 10 процентов, но заполнить трибуны. Все понимают, что футбол без зрителей — нонсенс, полное отсутствие энергии, которая просто необходима командам для поддержки. То же самое происходит и на концертах, которые невозможны без эмоциональной поддержки публики.

Рояль в кустах
Вы вспомнили свой мартовский онлайн-концерт в пустом Концертном зале Чайковского?

Денис Мацуев: Этот концерт в Зале Чайковского собрал уже больше 4,5 миллиона просмотров, но врагу не пожелаешь испытать такое: играешь в пустую стену и знаешь, что на тебя смотрят миллионы. Это один из самых трудных концертов в моей жизни. Я понимаю, что некоторое время онлайн-концерты будут продолжаться, поэтому задумал проект вместе с Okko. В июне в их студии мы проведем мини-фестиваль к моему 45-летию. Я приглашу на концерты молодых музыкантов — фрилансеров, будем играть камерную и джазовую музыку. Хочется таким образом помочь коллегам, потому что сегодня именно музыканты, не входящие в штаты коллективов и филармоний, оказались на грани полного краха, без всякой поддержки.

Какое здесь может быть системное решение?

Денис Мацуев: Что касается государственной поддержки, то в этом случае все не так просто. Допустим, составим мы первый список имен музыкантов, которым нужна помощь, а потом какой-нибудь Вася Пупкин скажет: а почему мне не помогли, я выдающийся музыкант? И он будет прав: в искусстве факт, что кто-то не востребован или не всем известен, не означает, что он плохой музыкант.

Сложность в период выхода из пандемии состоит и в том, что ряд мер, которые сегодня сформулированы для возобновления театрально-концертной жизни, в принципе неосуществимы на сцене.

Денис Мацуев: Для нас очень важна встреча с главой Роспотребнадзора Анной Поповой: мы должны высказать ей наши пожелания, наши мысли. Понятно, что ей пока не до нас, но мы будем стоять до последнего, чтобы нас услышали. Если самолеты летают, в метро ездят люди, то чем от этого отличается концерт­ный зал? Конечно, нужно все взвесить и оценить, чтобы исключить даже минимальный риск заражения. Мы мечтаем, чтобы залы открылись в полном составе, чтобы карантин отменили по всей стране, но пока, думаю, можно летом проводить концерты опен-эйр. Я в начале августа надеюсь провести в Суздале традиционный концерт ALMA MATER с Фондом «Новые имена» — на воздухе, с рассадкой на дистанции. В конце июля в Сочи в «Сириусе» должен пройти концерт опен-эйр фестиваля Crescendo. И, конечно, очень важно для меня, чтобы в Иркутске состоялся фестиваль «Звезды на Байкале», которому в этом году исполняется 15 лет. Мы планировали сделать большую программу, но сейчас невозможно понять, смогут ли приехать музыканты из других стран.

Сейчас вообще сложно что-то прогнозировать и обсуждать конкретно, ситуация меняется…

Денис Мацуев: Конечно, но здесь и финансовый вопрос стоит очень серьезно. Например, оркестр Метрополитен-опера распущен без сохранения зарплаты, а у людей ипотеки, кредиты — это трагедия для них. То, что наши коллективы получают гранты, спасает ситуацию, но и у нас есть огромное количество концертных залов, антреприз, музыкантов, не имеющих никакой поддержки. Одна надежда на то, что летом пандемия пойдет на убыль. Я смотрю видео и фото, которые мне присылают сейчас друзья из Европы: центральные площади городов, рестораны, веранды переполнены людьми, все общаются, обнимаются, целуются. В Азии у корейцев карантина по сути вообще не было, у них все это время продолжались концерты — в масках, но без всякой дистанции. Кстати, в Азии и в Японии публику в масках можно было в залах увидеть всегда. Это своего рода культура: если у кого-то насморк, он не будет заражать других. Что же касается нашей сегодняшней ситуации, то я оптимист.

Вы ведь и в самоизоляции нашли свои плюсы?

Денис Мацуев: За эти 2,5 месяца я прожил один из самых необычных периодов своей жизни. Первые две недели было очень туго: организм не понимал, что происходит, почему я все время нахожусь в одном месте? Обычно у меня по 300 концертов в год: сегодня — в Токио, завтра — в Нью-Йорке, послезавтра — в Иркутске. Когда меня спрашивают, зачем мне это нужно, я отвечаю: потому что меня там ждут, и если у меня есть технические возможности приехать, я готов играть концерт. Я никогда не устаю, но смены часовых поясов, недосып, перелеты, конечно, не полезны для организма. Так что самоизоляция оказалась очень своевременной для меня. А эмоционально спасла меня Анна Денисовна, которая наконец познакомилась поближе со своим папой. Каждый день она нам устраивает моноспектакли, входит в роли своих любимых персонажей из книг и мультиков, сочиняет какие-то закрученные истории, где Леопольд встречается с Винни Пухом и т.д. Я делаю ей музыкальное оформление, а она вносит свои коррективы. У нас все бурно происходит.

Что-нибудь новое учили для своего репертуара?

Денис Мацуев: Конечно. Мой репертуар пополнился теперь Вторым концертом Шопена. Месяца три назад я даже не думал, что буду играть концерт Шопена. Работал еще над Вторым концертом Брамса. Но, скажу откровенно, мне трудно было заниматься: мой организм привык в стрессе учить новые произведения — между гастролями, между поездками. А когда у тебя нет никакой ближайшей цели, впереди — пустота, не возникает и стимула учить.

Во время изоляции все еще раз осознали ценность культуры и искусства. Именно искусство позволило пережить весь этот период не в пустоте, не в бытовой рутине, но в более одухотворенном состоянии. И это еще раз доказывает, что у культуры действительно должен быть особый статус в общественном сознании. Вы вместе с Михаилом Пиотровским, Александром Калягиным многие годы настаивали на том, чтобы культура была на первой линии интересов в государстве.

Денис Мацуев: Конечно, делать из любой идеи фетиш чревато, но культура — это то, что определяет каждого человека в зависимости от его воспитания. И мы должны не просто преклоняться перед культурой, мы должны быть ею пропитаны. Я очень надеюсь, что наша великая культура будет прописана в Конституции, что будет внесена важная поправка о том, что она «поддерживается и охраняется государством». Сейчас, во время карантина, мы действительно прекрасно поняли, в чем было утешение людей, оказавшихся изолированными в своих квартирах. Можно, конечно, сказать: ну это же не война, что, трудно дома посидеть? Оказалось, это не так легко. Но многие, мне кажется, призадумались о ценностях, которые раньше не были им интересны. Это была действительно уникальная ситуация в смысле культуры: самые великие оркестры и театры мира бесплатно открыли свои архивы. Думаю, многие захотят теперь пойти в живой храм искусства.

Думаете, люди сразу пойдут в концертные залы, в театры?

Денис Мацуев: Безусловно, во время карантина люди могли смотреть все в потрясающем качестве, сидя на диване и не рискуя ничем. И, если говорить о восстановлении концертной и театральной жизни, то это еще вопрос, решатся ли они теперь пойти в залы, пока будут действовать карантинные меры. Если люди знают, что их будут дезинфицировать с ног до головы, что придется сидеть в масках, не подходить ни к кому, да еще платить за все это деньги, вряд ли в концерт­ных залах будет ажиотаж. Но когда карантин полностью отменят, вот тогда я предсказываю взрыв интереса к театрам и особенно — к классической музыке. Потому что какого бы качества ни были онлайн-трансляции, живой энергетики зала не заменит ничто. И я не думаю, что у нас будут проблемы с публикой, потому что одно из самых главных наших достижений в том, что за последние 20-25 лет в стране выросло целое поколение молодых людей, которые ходят на концерты. И в какой бы город России я ни приехал, я везде вижу в зале молодые лица. В Европе, наоборот, в залах сплошь возрастная аудитория. Если где-нибудь в Вене или в Берлине красивая девушка дарит мне на концерте цветы, я точно знаю, что она из России. Конечно, мы все сейчас думаем о том, как нам выходить из создавшейся ситуации. Но главное сейчас — сохранить здоровье, не пуститься раньше времени во все тяжкие. И какое это будет счастье, когда все откроется, когда восстановится концертная жизнь — особенно для музыкантов: они ведь к каждому концерту идут годами. Но если мы понимаем, что цена этих концертов — человеческая жизнь, мы, конечно, подождем.

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>