Каренина и возвращение Османской империи. О чем говорят библиотекари

Каренина и возвращение Османской империи. О чем говорят библиотекари

В ночь с субботы на воскресенье, 22 и 23 апреля, в России пройдет акция «Библионочь». Ее основной темой стало «Новое прочтение». Мы посетили «Некрасовку» и поговорили о «новом прочтении» библиотек с сотрудниками, которые работают в ней с советских времен.

«Решила мир посмотреть»

Отдел редкой книги «Некрасовки» — это небольшой кабинет, в котором расположены и рабочие места библиотекарей, и столы для читателей, и стеллажи с той самой редкой книгой, и разнообразные коллекции. В комнате сидят три сотрудника, они активно готовятся к акции «Библионочь»: перебирают книги, разрабатывают концепции. Все работают в библиотеке несколько десятков лет.

«А можно сначала я вам вопрос задам? Как вам новое прочтение «Анны Карениной»?» — спрашивает у меня Светлана Владимировна Миронова, один из старейших сотрудников Московской центральной библиотеки имени Некрасова.

В отделе редкой книги не укроешься от популярных тем, и одноименный сериал Карена Шахназарова — одна из них. Повествование в нем ведется от лица повзрослевшего (или постаревшего?) Алексея Вронского. «Это восхитительно. Я сначала не поняла хода, но потом все сложилось — это же история о взрослении», — продолжает Светлана Владимировна.

О себе она говорить сначала не хочет. «Что я? Вышла замуж, родила детей, воспитала их — вот и все. Давайте лучше о книгах, — говорит она. — Мы, кстати, к 200-летию войны 1812 года издавали альбом с экслибрисами ее участников. Там и Волконские есть».

Светлана Владимировна показывает каталог с экслибрисами, персональными книжными знаками владельцев библиотек. По ним легко определить, кому ранее принадлежала та или иная книга. Много лет назад «Некрасовка» приобрела коллекцию экслибрисов Вилинбахова, дедушки Георгия Вилинбахова, председателя Геральдического совета при президенте.

«Я пришла в «Некрасовку» еще в 1970-е. Тогда создавался большой отдел искусства. У нас была директор Елена Алексеевна Решетникова, очень честолюбивый человек. Она поощряла творческую работу и давала нам любые деньги на коллекцию. За 20 лет мы собрали 25 стеллажей художественных альбомов зарубежных персоналий — от А до Я», — вспоминает Светлана Владимировна.
Она все-таки соглашается говорить о себе, но только в связи с историей библиотеки. «Я окончила Ленинградскую академию художеств, но решила не возвращаться домой, в Сибирь. Я — как лягушка-путешественница — решила мир посмотреть. По распределению попала в музей-заповедник «Поленово». У нас был прекрасный коллектив во главе с Федором Поленовым, внуком художника. Но в силу возраста усидеть на месте я не смогла. Да и вышла замуж за москвича, устроилась в библиотеку», — говорит Светлана Владимировна.

Приключения «Некрасовки»

Когда-то «Некрасовка» располагалась в центре города — в усадьбе Александры Салтыковой на пересечении Сытинского переулка и Большой Бронной улицы. История библиотеки — это история бесконечных переездов. До 1925 года она располагалась в апартаментах бывшего юриста Рабиновича, потом переехала в здание на Арбате, которое сейчас занимает ресторан «Прага». В 1955 году «Некрасовку» переселили на Бронную, а в 2002-м — на Бауманскую улицу.

«В советское время работа библиотеки зависела от директора. У нас, например, собирался клуб коллекционеров, мы без конца делали выставки и альбомы. В то же время было и такое, что приходит председатель профкома и говорит: «Быстро уберите Аксенова»», — продолжает Светлана Владимировна.

Отдел искусства «Некрасовки» в советские годы был одним из самых богатых на издания среди московских библиотек. Светлана Владимировна вспоминает, что раньше им часто приносили свои коллекции художники или их наследники. Сейчас это стало редкостью: артефакты предпочитают продавать.

«У нас в библиотеке в советское время работал пожилой художник, промграфик. Он называл себя «этикеточник». Десять лет отсидел в лагерях. По какому поводу? Во время художественной выставки произнес фразу: «Давайте повесим Сталина на этой стене». Когда он начал работать у нас, то стал ходить по друзьям и просить у них альбомы. Так собралась уникальная коллекция промграфики. У нас более 50 тысяч этикеток. С помощью них можно изучать историю Москвы: война, послевоенные годы, Арктика, авиация. Наш отдел часто посещал главный художник «Красного октября», который сделал 70% всех этикеток — от «Ну-ка, отними!» до «Мишек»», — говорит Светлана Владимировна.

«Время ломится в наши двери»

На вопрос о самых сложных годах для библиотеки Светлана Владимировна без раздумий отвечает: «Девяностые». Хотя потом добавляет, что наступление эпохи интернета тоже по ним «ударило».

«В 1990-е началась оптимизация, без конца менялось начальство, перевозились и дробились фонды. Нам говорили: это выбросить, это — тоже. Но читатели были. А вот с наступлением эпохи интернета случился кризис с посетителями. Сейчас мы вернули аудиторию. В последние годы вообще стало легче дышать — появились новые возможности. Мы, например, можем читать лекции по нашим материалам», — говорит она.

В диалог вступает Екатерина Владимировна Коршунова, она устроилась на работу в «Некрасовку» как раз в 1990-е годы. В прошлом году получила третье место в городском конкурсе «Лучший библиотекарь».

«В этом году будет 22 года, как я устроилась в «Некрасовку». Никогда бы не подумала, что здесь окажусь. По первому образованию я модельер-конструктор одежды. Но в 1990-е ателье стали ненужными, сфера развалилась. Кризис. Я пришла в библиотеку с улицы, но меня взяли», — делится она.

Екатерина Владимировна называет библиотекарей специалистами широкого профиля. «Время ломится в наши двери», — смеется она. Сотрудники библиотеки осваивают новые программы, пишут книги и статьи, снимают фильмы, читают лекции.

«Люди думают, что работа библиотекаря ограничивается выдачей книг читателям, но это весьма творческая работа. Нам нужно не только сохранить массив знаний, но и уметь о нем рассказать, заинтересовать. Я веду Instagram, кидаю туда фотографии интересных гравюр из наших книг-памятников. Мы постоянно заняты, книги читать для себя — и то не успеваем», — говорит Екатерина Владимировна.

Разведка и турецкий референдум

Библиотекари не только знают историю каждой книги в их отделе, но и следят за новостями. Пару дней назад они достали со стеллажей издание «Военное состояние Османской империи в периоды развития и упадка». О новом прочтении этой книги в библиотеке расскажут как раз в рамках «Библионочи».

«Это альбом с чертежами и гравюрами, изданный в Амстердаме в 1730 году. В 1732-м он был переведен Тредиаковским на русский язык и опубликован. Книгу создал Луиджи Фердинандо Марсильи. После окончания Болонского университета он поехал в Османскую империю, его друзья дали ему доступ к своим библиотекам, а там были материалы по турецкой армии. На основе таких материалов он создал эту книгу. Видимо, разведка. Весь XVIII век наша страна воевала с Турцией, поэтому у нас был большой интерес к этой книге. Несколько дней назад мы достали ее с полки. В Турции прошел референдум, турки интересно проголосовали, а один даже закричал: «Наконец я дома, в Османской империи». Мы решили, что новое прочтение этого издания на «Библионочи» будет уместным», — рассказывают сотрудники отдела.

Новости партнеров

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>