Канатчикова дача отмечает 40-летие Музея истории психиатрии

Канатчикова дача отмечает 40-летие Музея истории психиатрии

Мало кто знает, что в столице есть Музей истории психиатрии, который основан на базе Психиатрической клинической больницы № 1 им. Н.А. Алексеева. В народе ее нередко по-прежнему называют «Кащенко» — по имени одного из самых первых врачей. Архивные документы, фотографии, воспоминания, книги, научные труды врачей, истории болезней, убранство палат… Чего только нет в трех небольших залах, служивших когда-то палатами.

Открылся музей в октябре 1979 года и в эти дни отмечает свое сорокалетие. Экспонаты для него собирала врач-психиатр Зинаида Агеева, автор многочисленных книг, в том числе и «Я лечила Высоцкого». Помните: «Дорогая передача! Во субботу чуть не плача, Вся Канатчикова дача К телевизору рвалась»? Бард, таким образом, не скрывал, что лечился в больнице, история которой началась 125 лет назад. Правда, вредного главврача Маргулиса, который в песне «телевизор запретил», как позже выяснилось, в больнице никогда не было. Руководил ею в ту пору Валентин Морковкин, причем очень долго — с 1964 по 1987 год. Это был известный в СССР врач — доктор меднаук, профессор, автор множества работ по специальности. Поговаривали, что он жаловался на то, что популярность ему принесли не заслуги на научном поприще, а безнадежный пациент, каким оказался Владимир Высоцкий: «Сколько всего сделал в психиатрии, а попал к нам один алкоголик лечиться и прославил на весь мир».

И правда, теперь и в «Википедии» сделана запись, что Морковкин — это и есть литературный персонаж поэта.

Впрочем, не миновали «Кащенко» и другие известные люди. Во многом по причине того, что с 50-х годов именно здесь обосновались стационар и отделение судебно-психиатрической экспертизы.

В «Кащенко» в свое время были и Владимир Высоцкий, и Иосиф Бродский
«С тех пор по сей день вся Москва идет на такую экспертизу к нам», — рассказал заведующий музеем Андрей Лушников. Так прошел через Канатчикову дачу Иосиф Бродский, встретивший там 1964 год. Как вспоминает в биографии поэта Лев Лосев, его устроили туда на обследование друзья в надежде, что диагноз душевного расстройства спасет его от худшей участи. «Здесь, в палате шестой, встав на страшный постой, в белом царстве спрятанных лиц, ночь белеет ключом пополам с главврачом» — остались на века впечатления поэта от пребывания там.

Первый зал посвящен истории больницы, в нем хранятся материалы об ее меценате, организаторе строительства городском голове Николае Алексееве. Именно к нему обратились врачи Сергей Корсаков, Виктор Буцке и профессор Московского университета Алексей Кожевников с просьбой построить в городе еще одну психиатрическую клинику, так как в Москве стало негде лечить душевнобольных. «Алексеев откликнулся и начал собирать деньги на строительство больницы на месте бывшей дачи купца Канатчикова», — рассказывает Лушников. На стене музея — список из 70 меценатов и торговых домов, которые внесли первый взнос на грандиозную стройку, еще 13 остались по их желанию неизвестными. Денег дали кто сколько мог — от 5 до 300 тысяч рублей. «Купец Флор Ермаков, к примеру, пожертвовал 300 тысяч рублей на строительство отдельного мужского корпуса и выделение пяти бесплатных коек. На последних до революции получили лечение порядка 100 человек. Корпус так и назвали — Ермаковский», — продолжает Лушников.

Сам Николай Алексеев до открытия больницы не дожил. По иронии судьбы в 1893 году его смертельно ранил человек, который незадолго до этого выписался из Санкт-Петербургской психиатрической больницы. Всеми любимого главу города пытался спасти Николай Склифосовский, но от пули, попавшей в живот, начался перитонит, перед которым медицина тогда была бессильна. Перед смертью Алексеев завещал довести стройку до конца. В 1894 году больницу открыли и по указу Александра III присвоили ей имя Алексеева. Роду Алексеевых в музее посвящена отдельная экспозиция. В наши дни гораздо более известен двоюродный брат Николая Алексеева — театральный актер и режиссер Константин Станиславский.

А имя Петра Кащенко, одного из первых главврачей, больница получила в 20-е годы XX века. Так советская власть решила увековечить память о первом революционном психиатре. Вновь больница стала Алексеевской к своему 100-летию в 1994 году по постановление правительства Москвы.

Помнят стены клиники и зеркало русской революции — Льва Толстого. По воспоминаниям врача Д.А. Аменицкого, великий писатель посещал здесь одного больного, с которым вел переписку, и встречался с главврачом Буцке, к которому обратился с просьбой поскорее выписать этого пациента, искренне ему сочувствуя. Свои воспоминания о Канатчиковой даче — у певицы Людмилы Зыкиной. В годы войны больница превратилась в госпиталь и там работала ее мама. И девочка бегала там в клуб петь перед ранеными.

Новости партнеров

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>