Известные люди вспоминают, как раньше встречали Новый год

Известные люди вспоминают, как раньше встречали Новый год

Люди делятся на две категории — на тех, кто с возрастом перестает верить в Деда Мороза, и тех, кто, взрослея, только начинает его признавать. Есть еще, правда, и те, кто всегда верил и всегда не верил, но не о них речь. А о том, как мы меняемся. Все так же восторженно относимся к празднику, или он превращается для нас в будни, или позволяем себе грустить о несложившемся, или знаем, что главный Новый год нашей жизни еще впереди. Но как бы то ни было — у каждого есть заветное воспоминание о елке своего детства. И каково оно? К празднику рассказы звучат как самые настоящие рождественские истории.

Анатолий Лысенко, генеральный директор Общественного Российского телевидения:

— Из детства помню елку в школе, где я исполнял роль Снегурочки. Говорят, удачно очень исполнял, хотя хотел быть Дедом Морозом, но на эту роль не тянул. А еще такое воспоминание: по-моему, в 1942-м… мы были в эвакуации, на станции Безымянка — это сейчас почти в центре Куйбышева. Там была база железнодорожная, стояли вагоны, снег и лежали всевозможного рода железяки. И вот вытоптали площадку, поставили туда довольно облезлую елку, и мы вокруг нее ходили и пели песенку «В лесу родилась елочка, в лесу она росла». И потом нам дали угощение: кусочек черного хлеба с маслом, а сверху было посыпано сахаром. Никогда ничего вкуснее не ел.

А так… из всех новогодних елок почему-то первая, которая запомнилась, — это в Кремле. Когда впервые впустили в Кремль, мы уже были студентами. Это было совершенно неожиданно, мы были на первом курсе, и вдруг… Мы пришли, гуляли, потом пришел в гости к молодежи Никита Сергеевич Хрущев с Анастасом Микояном. И тоже с нами повеселились, Никита Сергеевич даже что-то изобразил… то ли гопак, то ли вальс — нечто такое танцевальное… При его фигуре, конечно, это смотрелось несколько комично, но настроение у студентов было отличное. Кстати говоря, все были трезвые, но с удовольствием веселились и гуляли.

Владимир Любаров, художник:

— Новый год — это же неизвестно что такое за праздник. Я — «дитё» войны. Мы жили очень скромно и на первый взгляд очень скучно. Подарки на Новый год тоже были скромные: например, маленькая машинка. А мне хотелось большую. Я сейчас смотрю на своих внуков и думаю, сколько же они получают подарков на Новый год! А подарки моего детства были без фантазии. Я всегда в детстве мечтал, чтобы мне подарили настоящий автомат или ружье, а мне дарили на Новый год всякую ерунду. Мы жили впятером в пятнадцатиметровой проходной комнате, елку там физически было невозможно поставить. Так что праздник совсем не запомнился. Первые годы я вообще спал в корыте. Корыто было нужно, а кровать поставить было некуда. Вот я в нем и спал. Вот видите — подарки на Новый год не очень запомнил, а корыто в памяти осталось.

Ольга Кабо, заслуженная артистка России:

— Каждый год мы с мамой ходили в Центральный Детский мир и покупали шарики и новогодние игрушки, чтобы все время наша елка была по-новому украшена. Для меня это было радостное событие — в отделе елочных игрушек я могла на определенную сумму набрать те, которые мне нравятся. Потом мы доставали елку, и начиналось торжество — процесс ее украшения. Новые игрушки я вешала на самое видное место, старые — подальше. И, конечно, ощущение волшебства начиналось с того, когда мы начинали готовиться к Новому году — развешивать гирлянды, писать на окнах «С Новым годом!», рисовать снежинки…

Помню, как однажды папа достал елку загодя — а ведь тогда елку было сложно купить, нужно было выстоять очередь. Не было так, чтобы елочные базары — на каждом углу. И когда мы вытащили елку с балкона перед Новым годом, чтобы ее украсить, и развязали ее (она была спеленута веревкой), то она вся осыпалась. Я расплакалась, потому что была совсем маленькая. И моя мама, пока я днем спала, резала бумагу, красила ее зеленкой, и на веточки приклеивала нарисованные «иголки». Когда я проснулась, на елке сияли лампочки, игрушки, а главное — она была вся зеленая. Такой вот чудесный был Новый год.

Алексей Кортнев, певец, лидер группы «Несчастный случай»:

— Елка в доме была всегда. Она была живая — тогда еще искусственных не было и в помине. У нас было несколько предновогодних игрушек, которые мне достались еще от прабабушки и прадедушки, некоторые сохранились в доме и до сих пор. И мы их и сейчас вешаем на елку. Несколько шаров. Они все не стеклянные — сделаны из ваты с тканевым блестящим покрытием. Именно поэтому они прожили так долго, не разбились и не потерялись и дожили до сих пор. Обязательно было много ваты. Что сейчас исчезло из нашего обихода. Мы ее как снег кидали на ветки. А в остальном то же самое. Мандарины, конфеты, елка — сочетание этих запахов и картинок так во мне и осталось.

Алла Сигалова, хореограф, профессор Школы-студии МХТ, телеведущая:

— Любой праздник — он прекрасен, а когда еще и елка рядом — это вообще замечательно. Все мое детство было связано с исполнением танцев в балете «Щелкунчик» — поскольку я училась в Ленинграде, в хореографическом училище им. Вагановой. Все ученики были заняты в предновогоднем «Щелкунчике» и, начиная с 1-го класса, проходили по этому пути — через всех персонажей. Так же и я начинала с детей на елке и в пять лет, как «ветеран движения», станцевала куклу испанскую. Была «в моем репертуаре» и восточная кукла, и русская, и, конечно же, «Вальс цветов»…Спектакль по традиции шел вечером 31 декабря. И сразу после него я шла к праздничному столу. Когда спектакль был удачный — это было самое большое счастье. Тогда и Новый год был хороший, и подарки в радость, и все остальное.

Михаил Боярский, народный артист России:

— Один из самых запоминающихся моментов в жизни, когда на Новый год я мечтал о подарке: о наборе елочных игрушек с Чипполино, который стоил очень дорого, больше 300 рублей по ценам того времени. И однажды родители мне его подарили. Там было 50 фигурок. Это было счастье!

Максим Леонидов, музыкант:

— Все счастливые елки счастливы одинаково, а все несчастливые — несчастливы по-разному. Счастливые елки не запоминаются, а запоминаются новогодние праздники, из ряда вон выходящие. У меня такой был в армии. Я служил в Ансамбле песни и пляски Ленинградского военного округа, и мне однажды приказали быть Дедом Морозом, пообещав за это отпустить на праздник в увольнительную. Накануне Нового года я объехал квартиры всех офицеров и всем их детям раздарил подарки. И меня не отпустили, обманули! Новый год я встретил в каптерке, передо мной было яйцо вкрутую и пакет кефира. Пробили куранты, и я вместо шампанского выпил кефир, съел яйцо и лег спать.

Александр Гордон, телеведущий:

— В моем детстве не было живых елок, у нас была такая советская, пластмассовая, похожая не на елку, а на какой-то конструктор. Помню, что ее брызгали специальной хвойной смесью, чтобы она пахла, вешали мишуру. У моих детей воспоминания о елке будут другие, она у нас теперь самая настоящая, своя. Вообще традиции — вещь живая, после стольких переездов и смен образа жизни у меня они постоянно меняются. Когда я жил в Америке, там тоже была своя елочная традиция. Помню, что елка тогда стоила в среднем 80 долларов, а это неделя питания для всей семьи. Рождество в Америке отмечают 25 декабря, после этого елки уже никому не нужны. Католическое Рождество мы не отмечали и приходили 26 декабря утром, пока елки еще не увезли на выброс, давали доллар и забирали у замерзшего латиноамериканца, который ими торговал, самую лучшую и пушистую.*

*О елке детства Александр Гордон во всеуслышание рассказал во время благотворительной акции Фонда «Подари жизнь» Чулпан Хаматовой и Дины Корзун.

Проект

Мой советский Новый год

Пятый канал начал необычную праздничную акцию за месяц до Нового года. Он предложил всей стране вспомнить самое любимое зимнее торжество в то время, когда многие еще были маленькими, а их родители делали первые шаги во взрослую жизнь. Кульминацией народного флешмоба станет эфир на Пятом канале. 31 декабря в 10.30 начинается многосерийная премьера «Мой советский Новый год» с Михаилом Боярским в роли ведущего. Под «позывной» мотив заглавной песни проекта — «Три белых коня» — зрители перенесутся в прекрасное время, когда деревья были большими, друзей поздравляли открыткой, прилавки ломились от ирисок и карамели, под елкой ждали шоколадные шедевры — «Мишка на Севере» и «Грильяж», а на детских утренниках снежинками и зайчиками были наши родители и многие из нас. Историями от первого лица с Михаилом Боярским поделятся Алла Пугачева, Гоша Куценко, Анна Ковальчук, Николай Басков, Никас Сафронов, Елена Яковлева, Денис Майданов, Владимир Шахрин, Дмитрий Харатьян, Вениамин Смехов и многие другие. А 1 января в 12.00 о жизни в СССР поведает Дмитрий Губерниев в сериях «Мое советское детство» и «Моя советская юность». Телеведущий вспомнит, какой была жизнь советского ребенка и школьника. О том, как принимали в пионеры и проводили лето в пионерлагерях, каким редким лакомством была жевательная резинка, как ходили в походы и пели под гитару, строили планы на жизнь и влюблялись, расскажут Олег Митяев, Николай Фоменко, Дмитрий Маликов, Алексей Кортнев, Виктор Набутов, Трофим, Тутта Ларсен, Виктор Рыбин и Наталья Сенчукова и другие. В 15.20 Михаил Боярский выступит в роли интервьюера в премьерных проектах «Мой советский Новый год» и «Моя советская молодость».

Новости партнеров

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>