Голод братской любви

Голод братской любви

Главные кинопремьеры недели

В прокате — сразу два фильма о братьях: российский ремейк ММА-боевика с Томом Харди и гангстерский перформанс самого Харди, причем в двух ролях. А также — комедия о слишком взрослой жизни мальчика из «Шестого чувства» и первая в отечественном кино экранизация Довлатова. Все самое главное — в обзоре.

«Воин»

Двое загнанных жизнью в угол братьев от безнадеги подписываются участвовать в турнире по смешанным единоборствам. В анамнезе у родственников проблем столько, что хватило бы и на целую династию: отец-алкоголик и разрушенная семья, больная пороком сердца дочь и жена-стриптизерша, погибшие морпехи и спортивные травмы, многолетняя ссора между друг другом, наконец. Логично, что парни обречены будут разрубить клубок противоречий в клетке для ММА.

Сюжет, четыре года назад эффектно разыгранный в «Воине» Гэвина О’Коннора Томом Харди и Джоэлом Эдгертоном, в русском ремейке достается Владимиру Яглычу и Сергею Бондарчуку (сыну Федора, здесь занятого в роли пьющего папаши-тренера), а бойцы Риорданы становятся калининградскими бойцами Родиными. Но если в оригинале живые, понятные, продуманные герои вдруг попадали в типичные для боевика жанровые обстоятельства, теперь орудуют накачанные, изъясняющиеся кривыми афоризмами ходячие клише. Режиссер Андрианов то и дело норовит соскочить из кино в клип, диалоги корявы и смехотворны и даже относительно эффектные бои лишены подлинного надрыва. Придется признать — красивая с Риорданами спортивная драма в случае Родиных оборачивается уродиной.

«Легенда»

Пока прежние роли Тома Харди переигрывает Бондарчук-младший, сам британец берет новые актерские высоты. В «Легенде» он играет сразу обоих близнецов Крэев, реальных гангстеров, в 1960-х контролировавших весь лондонский преступный мир. Это блестящий двойной перформанс — Харди создает пару выразительных, уникальных каждый по-своему образов. Ронни Крэй — шизофреник, то уязвимый, то сеющий убийства. Реджи — педант и интеллектуал; у обоих нет никого ближе друг друга — и никого другого, кого бы так сильно иногда хотелось замочить.

«Легенда», снятая Брайаном Хелгеландом, автором сценариев таких основательных нуаров, как «Секреты Лос-Анджелеса» и «Таинственная река», ухитряется не скатиться в традиционный байопик. Хелгеланд не рассказывает историй становления — и отказывается заканчивать фильм настигшей братьев в реальности тюрьмой. Вместо этого он превращает свой фильм в прямое включение из золотых дней Крэев, неспешно, но напряженно показывая, как гламурный фасад бандитского успеха постепенно покрывается трещинами. Стильное — и сильное (хотя и несколько затянутое) кино.

«Выхода нет»

Не то Тайланд, не то Камбоджа. Американская семья (Оуэн Уилсон и Лэйк Белл) с парой малолетних дочек сходит с самолета в надежде открыть свой бизнес и начать в Азии новую жизнь. Не то, как выясняется, выбрали место. Не успеют фаранги выйти из самолета, как местные организуют военный переворот, улицы погрузятся в хаос, мародерство и насилие, трупы множатся на каждом шагу. Несчастным белым останется только пуститься в бегство — с переломами черепов насильников и прыжками с крыши на крышу.

Режиссер «Выхода нет» Джон Эрик Даудл, более известный хоррорами, и здесь делает ставку на тупой, не то, чтобы сильно эффективный и доходчивый карнавал боли. В этом сеансе шоковой терапии из третьего мира особенно неуместны душевные, обычно комедийные актеры Уилсон и Белл — здесь зачем-то отрабатывающие роли, больше пригодные для молодого Слая и какой-нибудь модели. Но, если по-хорошему, это самому фильму не место в современности — так беззастенчиво он эксплуатирует почти расистский, колониальных времен, страх белого человека перед третьим миром, так нагло он этот третий мир обрисовывает в духе «Шокирующей Азии».

«Половое воспитание»

Эд (Джоэл Хэйли Осмент) бросает работу в булочной и устраивается в школу — учителем продленки для провинившихся, но когда обнаружит, что основные проблемы его подопечных вызваны сексуальной неуверенностью и смущением, то попросит повышение. На должность преподавателя полового воспитания. Есть один парадокс — в свои почти 30 Эд по-прежнему девственник, ни разу не приближавшийся даже к первой базе.

«Половое воспитание» не может похвастать ни оригинальностью задумки (затянувший с потерей невинности герой был куда более выпуклым в «Сорокалетнем девственнике» Апатоу, а школьной обстановкой давно никого не удивишь), ни особенно острыми шутками. Тем не менее это кино должно было появиться на свет, чтобы хотя бы показать, в кого вырос Джоэл Хэйли Осмент, мальчонка из «Шестого чувства» и «Искусственного интеллекта». Неисповедимы, что называется, судьбы кинематографические.

«Конец прекрасной эпохи»

Журналист Лентулов, страдающий от нереализованности в Ленинграде 1970-х, соглашается на предложение знакомого рвануть в Таллин — работать в «Советской Эстонии», соблазнять редакторш и доярок, много пить и идти на компромиссы с совестью, порядочностью и хорошим вкусом.

«Конец прекрасной эпохи» — более-менее первая экранизация Довлатова (зависит от того, считать ли таковой «Комедию строгого режима») в российском кино, и прямо скажем, оборачивается она невнятным, бессмысленным комом. Станислав Говорухин, давно уже с запалом снимающий лишь обнаженные девичьи изгибы — и без особой выдумки топящий в монохроме и скуке все сюжеты, что эти тела окружают, верен себе и здесь. Больше всего это кино напоминает антрепризный, на автомате поставленный и сыгранный спектакль, ухитряющийся спустить на тормозах даже собственный выдающийся первоисточник. Для Довлатова с его неутомимой энергией языка и яростной конфликтностью, колючестью сюжетов такая безжизненная экранизация — оскорбление не меньшее, чем признание писателем из XIX века.

Новости партнеров

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>