Есть ли братья у Абрамова?

Есть ли братья у Абрамова?

Приближается столетие со дня рождения писателя Федора Абрамова, одного из столпов «деревенской прозы» — самого значительного, по мнению многих, явления в русской литературе второй половины XX века.

В медиацентре «Российской газеты» откроется фотовыставка с редкими снимками Федора Абрамова и его близких. Фото: РИА НовостиВ медиацентре «Российской газеты» откроется фотовыставка с редкими снимками Федора Абрамова и его близких. Фото: РИА НовостиВ медиацентре «Российской газеты» откроется фотовыставка с редкими снимками Федора Абрамова и его близких. Фото: РИА Новости
Хочется вспомнить, что такое деревенская проза, кто такие «деревенщики», понять, есть ли сейчас те, кто пишет о русской деревне, сохранился ли вообще этот мир — с которым прощались Валентин Распутин, Василий Белов, Виктор Астафьев, Федор Абрамов… Термин «деревенщики» поначалу имел ироническую окраску. В 1960-х много спорили о литераторах, защищавших в эпоху прогресса «поросшее мхом» прошлое; их называли «мужиковствующими», деревенщиками.

С человеком, трудящимся на земле, мы сталкиваемся в литературе очень редко…
Пиком конфликта «городского» и «деревенского» направлений считается статья Александра Дементьева «О традициях и народности», опубликованная в «Новом мире» весной 1969 года. Хотя в самом «Новом мире» публиковались те, кого позже назовут классиками деревенской прозы — Белов, Можаев, Тендряков, Абрамов, Астафьев, шли рассказы Шукшина. Идеализация русской (советской) деревни Дементьеву как коммунисту и одновременно «сыну кулака» была глубоко враждебна.

Деревенская проза по сути антиурбанична да и антигосударственна, почти в каждом произведении можно встретить мысль: отстаньте от мужика, не давите, не насилуйте, дайте ему свободно пахать и сеять. Эти призывы звучали и за сто лет до того, в 1860-е, когда «в народ» пошли молодые русские интеллигенты, чтоб описать жизнь тогдашней деревни. Царская власть отнеслась к этому неодобрительно… Уже тогда с русской деревней стали прощаться, как и в 1960 — 80-е. И сегодня слышно: русская Атлантида, деревенская цивилизация, погибла. Словами, кажется, не дававшими тем, кто остается на земле, надежды на свои силы, расставались с миром Астафьев, Распутин.

Но жизнь продолжается, Россия не исчезает, Атлантида русской (северной, сибирской, донской) деревни хоть и погрузилась в пучину, но остались острова, где обитают люди, и некоторые пишут. Редко, но выходят новые рассказы и очерки Виктора Лихоносова и Виктора Потанина, не ушел «на писательскую пенсию» Борис Екимов, его повесть «Осень в Задонье», опубликованная в «Новом мире» стала жемчужиной русской литературы.

Далеко не все 30-50-летние прозаики и поэты заворожены мегаполисами. Наоборот, тема большого города с его блеском и нищетой постепенно начинает уступать место историям о райцентрах, тайге, деревнях и поселках. Есть несколько писателей, которых можно назвать если и не деревенщиками, то почвенниками. Для них земля, традиции — не экзотика, а реальность, в которой они существуют. В Архангельской области это Моше Шанин, в Вологодской — Наталья Мелёхина, в Карелии — Дмитрий Новиков, Яна Жемойтелите, Ирина Мамаева, Александр Бушковский, Елена Кубли… Как раз в этих регионах в последние годы со страшной силой происходит сокращение сел. Некоторые существовали со времен Новгородской республики. Людей не выселяют насильно, но делают жизнь невыносимой: закрывают школы, фельдшерские пункты, магазины, обрубают свет. Возвращают на семьсот лет назад.

Как-то в составе писательского десанта я побывал на острове Кижи, где шла реставрация знаменитой церкви. Экскурсовод рассказал нам много интересного и полезного, а потом, на пути к причалу, помрачнел. Стали допытываться. «Церкви, здания, вещи спасаем, а людей-то почти не осталось, — ответил он. — Скоро для одних туристов в церкви служить будут…»

Неспроста в романах Дмитрия Новикова («Голомяное пламя») и Александра Бушковского («Рымба») так много страниц посвящено невозвратному прошлому, обезлюдевшим местам на берегах Белого моря, Онежского озера… Это попытка запечатлеть то, что совсем скоро уйдет из народной памяти. Острова и островки Атлантиды продолжают исчезать. Остаются торчащие на железных штырях таксофоны. Лет 15 назад их установили чуть не в каждой деревне, но с тех пор деревни обезлюдили, срубы увезли или сожгли, а телефоны под цветны пластиковыми козырьками остались.

Зрелище жутковатое, да и не совсем вроде бы реальное, располагающее к мистике, хоррору. Наталья Мелёхина написала абсурдистский и абсолютно достоверный, пронзительный рассказ — «По заявкам сельчан». Русская проза о деревне традиционно горькая. Мужики бедствуют, спиваются, избы ветшают и горят, поля зарастают без хозяев… Заупокойная нота стала чуть ли не обязательной для этого направления литературы. Или превратилась в прием.Но кто-то выращивает хлеб, мясо, овощи и фрукты — не все же везут из заграницы. Существуют крестьянские общины, и чем дальше от больших городов, тем они крепче. Правда, с человеком, трудящимся на земле, мы сталкиваемся в литературе редко.

Кстати

Презентация видеокниги «Читаем Абрамова. Братья и сестры» состоится во вторник в медиацентре «Российской газеты». В ней участвуют губернатор Архангельской области Игорь Орлов, депутат Госдумы, писатель Сергей Шаргунов, директор Архангельского театра драмы Сергей Самодов, телеведущий Андрей Максимов, режиссер фильма «Две зимы и три лета» (по роману «Братья и сестры») Теймураз Эсадзе, телеведущий Борис Корчевников.

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>