Британский пианист и дирижер Фредди Кемпф: Русская публика очень честная

Британский пианист и дирижер Фредди Кемпф: Русская публика очень честная

Сегодня поздно вечером XVI Международный конкурс Чайковского назовет своих победителей. В Большом зале Московской консерватории выступят два последних участника финала по специальности «фортепиано», а спустя два часа жюри объявит результаты. Член жюри, известный британский пианист и дирижер Фредди Кемпф поделился впечатлениями о нынешнем конкурсе и рассказал, какими принципами руководствуется, оценивая участников.

Вы лауреат третьей премии Конкурса Чайковского 1998 года, в котором участвовали вместе с Денисом Мацуевым. Сейчас вы вместе в жюри. Как ощущаете себя в этом качестве?

Фредди Кемпф: Дело в том, что тот конкурс был последним в моей карьере, а сейчас конкурс Чайковского первый для меня как для члена жюри. Я никогда раньше не выступал в роли судьи, поэтому для меня все ново и необычно. И немного странно, потому что больше хочется выходить на эту сцену и играть, а не сидеть в зале. Конечно, я ужасно рад быть здесь. К тому же коллеги уверили, что мне не стоит волноваться и что это даже плюс, что я ближе к конкурсантам, чем к мэтрам. Я оцениваю выступления, живо помня, как самому было страшно и ответственно выходить на эту сцену на конкурсе Чайковского.

Какое впечатление у вас от участников этого конкурса?

Фредди Кемпф: Много талантливых музыкантов, очень разных. И даже один и тот же исполнитель мог понравиться в одном сочинении и совершенно не понравиться в другом. Я думаю, что это будет сложная задача: собрать все свои впечатления и определиться с выбором.

Оркестровый финал — это по сути отдельный конкурс. Он может полностью изменить уже сложившуюся в сольных турах картину.

Фредди Кемпф: Да, финал это совершенно другое дело. Иногда бывает, что сыграть с оркестром даже легче — есть места, где оркестр гораздо важнее, чем солисты, и пианист может передохнуть. В сольном концерте ты один на один с роялем и публикой. Но с другой стороны, играть с оркестром молодому музыканту, у которого не так много возможностей в принципе сотрудничать с оркестрами и у которого небольшой опыт, сложно. Поэтому и оценивать сложно тоже. Но тут, я считаю, важно понять, есть ли у исполнителя инстинкт, перспективен ли он, ведь опыт дело наживное. Конечно, финал преподносит сюрпризы. Кто-то сыграл гораздо лучше, показал больше, чем на первых турах, а кто-то не до конца реализовался.

На вас как на члена жюри влияет реакция публики? Когда слушатели устраивают стоячую овацию, вы можете отгородиться от ревущего зала и оценивать беспристрастно?

Фредди Кемпф: А почему я должен отгораживаться? Мне как раз очень важно как реагирует зал, на кого откликается. Если участник играет точно и быстро, хорошим звуком, но при этом публике он не интересен, то это тоже нужно учитывать.

Могли бы вы сказать немного о каждом из финалистов?

Фото: Государственный мемориальный музыкальный музей-заповедник П.И. Чайковского в Клину.
Конкурс Чайковского: с чего все начиналось
Фредди Кемпф: Константин Емельянов очень крепкий. Это было ясно еще до начала состязания, ведь он выиграл внутренний российский конкурс. Поэтому же с ним связывалось много ожиданий. В финале он прекрасно слышал оркестр, очень хорошо играл вместе с ним. Дмитрий Шишкин, как мне кажется, раскрылся именно в финале, смог показать даже больше, чем в сольных турах. Я очень рад за него. Ань Тяньсю — обладатель безумной техники. Он выбрал самую сложную программу из всех возможных, и было невероятно интересно следить за ним. То, что случилось в финале, когда он ожидал Концерт Чайковского, а оркестр заиграл «Рапсодию на тему Паганини», показало его сильные стороны: он смог собраться и продолжить. Это вызывает восхищение. Алексей Мельников очень тонкий музыкант и очень страстный. К тому же он играл мою конкурсную программу, мне было приятно это слышать. Александр Канторов очень талантливый, и в выборе своих программ он был оригинален, кардинально отличался от других участников. Надо иметь большую смелость, чтобы выйти с таким репертуаром на конкурс. Мао Фудзита тоже очень талантлив и необычен. Дело в том, что для японца он невероятно открыт. Моя мама японка, поэтому я хорошо знаю особенности менталитета. Он совершенно нетипичен для представителя своей страны, это удивительно. Кеннет Броберг мне очень нравится, он прекрасно показал себя в турах, надеюсь, сможет раскрыться и в сегодняшнем финальном выступлении.

Вы часто выступаете в России. Что больше всего вам нравится здесь?

Фредди Кемпф: Русская публика. Она очень честная. В других странах, чтобы понять, как я выступил, я должен дождаться отзывов, прессы. А здесь отклик получаешь мгновенно. Мне это очень нравится.

Фредди Кемпф родился в 1977 году в Лондоне, дебютировал в возрасте 8 лет с лондонским Королевским филармоническим оркестром, в 1992 году победил на конкурсе молодых музыкантов BBC Young Musician of the Year. В 1998 году он стал лауреатом III премии XI Конкурса Чайковского. Пианист записывается на BIS Records и имеет обширную дискографию. Его последний диск с произведениями Чайковского, выпущенный осенью 2015 года, имел огромный успех. В 2010 году его запись Концертов Прокофьева для фортепиано с оркестром № 2 и № 3 с Бергенским филармоническим оркестром была номинирована на премию журнала «Граммофон». Диск Фредди Кемпфа с произведениями Рахманинова, Баха — Бузони, Равеля и Стравинского был высоко оценен журналом «Би-би-си Мьюзик» за изумительно филигранную игру и тонкое чувство стиля.

Кстати

Концерт Фредди Кемпфа в Москве состоится в Светлановском зале Дома музыки. Кемпф откроет в цикл «Бетховен. Все сонаты для фортепиано» к 250-летию композитора. В программе: Сонаты Бетховена №3, №17 и №23.

Новости партнеров

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>