Берлинале преподает уроки российскому кино

Берлинале преподает уроки российскому кино

Победой венгерского фильма режиссера Илдико Эньеди «Тело и душа» в Берлине завершился 67-й международный кинофестиваль. Эта картина награждена также призами Экуменического жюри и ФИПРЕССИ.

Гран-при жюри достался фильму Алена Гомиса «Фелисите» совместного производства Франции, Сенегала, Германии, Бельгии и Ливана. Приза Альфреда Бауэра удостоена польская картина «След зверя» Агнешки Холланд. Один из главных фаворитов публики и прессы фильм Аки Каурисмяки «По ту сторону надежды» (Финляндия) получил Серебряного медведя за лучшую режиссуру.

Актерские призы увезли Ким Минхе, исполнительница главной роли в корейском фильме «Одна ночью на берегу», и немецкий актер Георг Фридрих в «дорожной драме» «Яркие ночи». «Серебряный медведь» за лучший сценарий ушел чилийской трансгендерной драме «Фантастическая женщина» режиссера Себастьяна Лелио. Эта картина признана также лучшей в конкурсе «Тэдди», ее удостоило Специального упоминания Экуменическое жюри. «Серебряного медведя» за художественный вклад получила Дана Бунеску, режиссер по монтажу румынского фильма «Ана, моя любовь».

67-й Берлинале полностью прояснил смысл загадочных слов, брошенных его директором Дитером Коссликом корреспонденту «РГ»: «Российские фильмы нам не подошли тематически». Фестиваль хочет быть актуальным, он был насыщен фильмами, так или иначе перекликавшимися с современной политической и социальной ситуацией в мире. А русские кинематографисты подались в эскейпизм и касаться воспаленной реальности робеют. Серьезное социальное кино у нас закончилось, если не ошибаюсь, на «Левиафане» и «Дураке». Они и были в свое время обласканы фестивалями.

Очевидным стало и еще одно неписаное правило отбора в фестивальные программы: ориентация на позитив. Фильмы не должны бить зрителей по головам — людям и так сегодня нелегко: на дворе кризис, экономический и политический, будущее неопределенно, оно пугает. Поэтому картины должны быть не просто актуальными, острыми и смелыми в подходе к насущным проблемам — но и конструктивными, в них должен брезжить свет в конце туннеля. Это, к примеру, солидарность простых людей, спасающих беженца из Сирии от государственных формальностей, — в фильме Аки Каурисмяки «По ту сторону надежды». Или настрадавшаяся, но обретшая любовь и семью героиня конголезской истории про Фелисите, воплощенной режиссером Аленом Гомисом. Сразу несколько картин рассказывали о том, как герои упрямо пробиваются друг к другу, пытаясь растопить лед отчуждения или вражды, как завоевывают любовь, как борются за сохранение терпящей бедствие планеты. Источником света может быть смех, и в этом берлинском конкурсе было как никогда много комедий.

Ради этой актуальности фестиваль шел на компромиссы, показав в главном конкурсе довольно много средних, но актуальных и оттого интересных картин. А в «Панораме», к примеру, — грузинский фильм с российским участием «Заложники» Резо Гигинеишвили, художественно несовершенный, но рассказавший о том, на какие безумства были способны люди, рвущиеся из закрытого лагеря по имени СССР к свободе. Ситуация, изображенная в фильме, сама по себе депрессивна, но порыв к свободе всегда вызывает понимание и сочувствие зала. А в российском кино и такого «позитива» сейчас не найдешь: даже комедии в большинстве своем человека с развитым вкусом вгоняют в тоску безнадеги.

Иными словами, Берлинский фестиваль преподал нашему кино полезный урок. Хотите быть интересными международному сообществу — будьте с нами в кинематографическом исследовании современной реальности, портретируйте жизнь без вранья и прикрас, не уходите от острых проблем, но непременно предлагайте свои версии их решения. И наконец, хватит показывать свиные рыла вместо человеческих лиц. Ведь дело зашло уже так далеко, что персонажей русского кино узнаешь сразу по бычьим затылкам, мутным взглядам, мату вместо членораздельной речи, а главное — по отсутствию внутреннего стержня и позитивной энергии. Они так далеки от типажей цивилизованного мира, что смотрятся существами с иной планеты. Хотя именно наше кино когда-то задавало тон в позитивном, гуманном подходе к человеку.

Думаю, эти требования Берлинского фестиваля к фильмам разделяет абсолютное большинство российских зрителей, точно так же уставших от картин либо заумно депрессивных, либо тупо развлекательных, в любом случае бесконечно далеких от того, что по-настоящему волнует современного человека.

Успех якутского кино, которое было приглашено в одну из тематических программ Берлинале Native, связан именно с тем, что оно крепко связано с родной землей и умеет о ней рассказать с любовью и надеждой. Конечно, попасть в Берлин ему помог постоянный интерес фестиваля к этнографическим картинам, но это кино умное и человечное, у него большие перспективы.

На международном кинорынке, на стенде Roskino, русские проекты были представлены достаточно обильно — участвовали более сорока отечественных кинокомпаний. Интерес покупателей привлекали такие фильмы, как «Притяжение» Федора Бондарчука и «Викинг» Андрея Кравчука, «Время первых» Дмитрия Киселева и «Собибор» Андрея Малюкова. Но особенно успешно продавались анимационные картины: таланта и фантазии нашим художникам всегда было не занимать, к тому же здесь, в сказках, полет творчества не так ограничивает прочно поселившийся в нашем кино «внутренний редактор». Интерес на кинорынке вызвал новый проект молодого Ивана Твердовского Jumpman, который недавно получил главный приз фонда Eurimages в Роттердаме, а теперь тепло принят в Берлине.

Пожалуй, 67-й фестиваль был, как всегда в последние годы, небогат шедеврами. Но интересного кино оказалось много, оно было разным и, что важно, внятным и уму и сердцу.
Фильм «Молодой Карл Маркс» гаитянского, а ныне французского режиссера Рауля Пека как магнит притягивал к себе зрителей: все премьерные кинотеатры Берлинского фестиваля были забиты до отказа.

Быть может, причиной тому пламенная речь директора фестиваля Дитера Косслика, на стартовой пресс-конференции объявившего о «крестовом походе» Берлинале против капитализма. Одновременно Косслик предупредил: «Некоторые фильмы рассказывают о том, как утопичны были идеи первых революционеров». Известный своими левыми взглядами директор намекал и на Маркса с Энгельсом. Как признался режиссер Рауль Пек, начиная десять лет назад работу над этим фильмом о юном Марксе, он столкнулся с непониманием продюсеров. Однако после кризиса 2008 года, когда предвещавший закат капитализма Карл Маркс «был на обложке каждого журнала», картина о нем оказалась как нельзя более актуальной. Пек относится к своим героям серьезно и уважительно. Маркс представлен на заре своей деятельности в Париже, где он живет с женой и маленькими детьми. Классически линейно построенная сюжетная линия байопика ведет зрителя по жизни юного Маркса в ссылке, где он пишет и публикует первые труды, знакомится и завязывает дружбу с молодым Энгельсом. Философские дискуссии дают представление о глубоких знаниях автора картины в области теории коммунизма. По его словам, он в юности изучал труды Маркса и мечтал создать картину, рассказывающую «о трех молодых людях в Европе XIX века, которые восстают против нищеты, голода и бедности». Пек отмечает, что хотел подчеркнуть и важную роль супруги Маркса в становлении характера мужа и чуть ли не в соавторстве его трудов. Однако фильм скорее подчеркивает ее роль хорошей любовницы .

Говорят герои фильма много, изъясняясь сложносочиненными предложениями. На каком-то этапе зритель отключается, отказываясь следить за дискуссиями Маркса, Энгельса, Прудона и Бакунина. Добавим к этому общую статичность фильма, и станет ясна причина сонного состояния зрительного зала. Рауль Пек заметил, что ему было важно показать характеры героев в развитии, однако в фильме, кроме рождения нового ребенка и появления «Манифеста», ничего в их жизни и устремлениях не меняется. Повседневность зачинателей самого мощного исторического движения кажется беззаботной игрой, иногда прерываемой безопасными посещениями полиции. Изучение социальных условий пролетариата сводится к походу Маркса и Энгельса по кабакам, а также к визиту последнего в лондонский рабочий район, где влачит нищенское существование его будущая жена Мэри. В общем, сказка о хорошем Марксе, плохом капитализме у Рауля Пека получилась распавшейся на фрагменты и крайне неубедительной. Такая личность, как Карл Маркс, заслуживает, видимо, более серьезного рассмотрения. Быть может, формат двухчасового фильма слишком узок для замысла показать зарождение самой великой утопии в истории.

Новости партнеров

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>