Архитектор Юрий Григорян: мы ведем «египетскую» по своим масштабам стройку

Архитектор Юрий Григорян: мы ведем «египетскую» по своим масштабам стройку

ГМИИ им. А. С. Пушкина отмечает 105-летие. Музей, созданный Иваном Цветаевым как учебный, сегодня — один из крупнейших и авторитетнейших в мире.

Как и в начале ХХ века, сегодня Пушкинский строится — в ближайшие годы вокруг главного здания появится целый музейный квартал. Этим масштабным проектом с 2014 года занимается архитектурное бюро «Меганом». Руководитель бюро Юрий Григорян рассказал Анне Кочаровой о том, как преобразится эта территория.

— Пушкинскому музею принадлежит большая территория в центре Москвы, которая вскоре силами вашего бюро будет значительно преобразована. Что там изменится принципиально?

— Для города это проект исторический и коллективный. Музей был создан по инициативе российского историка и археолога Ивана Цветаева при содействии мецената Нечаева-Мальцова. И, пожалуй, только сегодня мы можем оценить то, насколько была важна эта инициатива — создать просветительский музей изящных искусств.

В этом был личный героизм и самоотверженность его создателей. Сегодня это работа тоже совместная: большое участие в ней принимает весь коллектив музея, группа архитекторов, историки, строители, дизайнеры. Исторически большую роль сыграла президент ГМИИ Ирина Антонова, которая присоединила соседние здания. И, конечно, директор Марина Лошак, которая развивает и продвигает проект.

Когда-то музей был окружен жилыми постройками — усадьбами и дворцами. Сегодня это уже территория музея, который благодаря этим зданиям расширяется. Подземное пространство также включено в проект, что поможет создать необходимые логистические связи.

Композиция, которая возникла вокруг главного здания музея, это в каком-то смысле астрономическая система, где главное здание — «солнце», а другие — «планеты». Такой музейный квартал не имеет аналогов в мире. В мировой практике случается так, что музей обзаводится новым зданием. Есть и музейные кварталы, где несколько музеев расположены рядом. Но чтобы один музей получил значительную территорию города — это довольно необычно. Далеко не во всех экономиках мира такое возможно.

— А что для города изменит это новое пространство? В вашем проекте, например, говорится о сужении Волхонки и появлении бульвара.

— Мы постараемся сделать бесшовный стык между пространством музея и городскими улицами. Человек, который туда попадет, этой разницы не почувствует. А городская территория, в свою очередь, обогатится кураторством Пушкинского музея ─ она станет местом проведения различных арт-инициатив, лекций и выставок. В структуре города появится новое публичное арт-пространство.

Могут быть и другие модели: например, музей сам по себе, а улицы сами по себе. В этом тоже нет ничего плохого. Но наша схема нацелена на то, чтобы городское пространство и пространство музея друг с другом соприкасались, растворялись друг в друге.

Музейный комплекс включает в себя целый ряд зданий, которые сложно между собой связать. Решению этой задачи служит предложенная нами концепция «ризосферы» ─ единой системы навигации, освещения, мощения, благоустройства, призванной объединить ландшафт в общее целое. Мы работаем над этой задачей еще и с учетом того, что она охватывает достаточно протяженный по времени процесс.

Мы выиграли конкурс в 2014 году, а главное здание должно открыться после реставрации в 2025 году. К этому времени завершится благоустройство территории. Открытие других зданий комплекса ─ каждого со своей выставочной программой ─ будет проходить постепенно. То есть это будет такая «египетская», я бы сказал, по своим масштабам и длительности стройка.

Эта работа — в большой степени подарок судьбы. Мы проникаем в жизнь такой важной культурной институции, исследуем то, как она работает, изучаем историю создания музея, его архитектуру, общаемся со специалистами. Для нас это во многом образовательный проект.

— Каким образом изучение истории музея повлияло на ваш проект?

— Когда я прочитал переписку Цветаева с архитектором Клейном, то смог оценить, какие бывают отношения между заказчиком и архитектором. Я бы сказал, такие отношения в наши дни не часто встречаются — они были уважительными, почтительными и в высшей степени профессиональными. Оба были нацелены на создание выдающегося произведения. Для Цветаева это был проект жизни, вскоре после его завершения он скончался.

Здание музея относительно новое — ему всего сто лет, но выглядит оно как историческое, древнее, античное. Здание построено очень качественно. При строительстве много внимания было уделено деталям: меценат Нечаев-Мальцов осуществил множество финансовых вложений, принимая решения о закупке качественных и долговечных материалов, архитекторы ездили на карьеры для выбора камня. И сегодня мы видим следы той работы.

Когда ты понимаешь историю строительства, то неизбежно начинаешь ощущать себя частью этой истории, потому что мы в нее вовлечены. Это внутренне поднимает планку, дает бодрость, вдохновение, ощущение ответственности.

— Когда мы увидим первые перемены?

— Я думаю, это будет приблизительно в 2019 году. Мы увидим построенное хранилище и реставрационный корпус с небольшим выставочным пространством — там разместятся три выставочных зала, в которых музей сможет проводить выставки, пока главное здание будет на реставрации.

— Оно требует значительной реставрации?

— Нет, только технически необходимых вмешательств. Например, фермы (стальные конструкции потолка. — Прим. ред.) Шухова из-за конденсата наверху местами сильно заржавели, есть несколько аварийных участков. Общая идея реставрации состоит в том, чтобы патина времени осталась. Люди, которые любят и знают музей, войдя туда после реставрации, не должны увидеть ничего, что изменило бы основную идею и дух музея.

Мы знаем, что экспозиция главного здания изменится. Но при этом мы знаем, что она никогда и не была статичной. Цветаевская экспозиция исчезла достаточно давно, когда-то в Пушкинском был музей подарков Сталину. Позже экспозицию также несколько раз переделывали. Перед кураторами сейчас стоит достаточно увлекательная и сложная задача: как расположить в главном здании искусство Древнего мира. Здесь будет «царство сокровищ», а живопись разместится в галерее старых мастеров.

— Я прочитала, что на территории музея вы собираетесь прокладывать маршруты и даже отапливать эти дорожки зимой с помощью современных технологий…

— В нашем проекте есть ряд идей, которые мы бы хотели осуществить, — например, обустроить участки зимних маршрутов внутри усадебных территорий. Это зависит от финансовых возможностей. Когда будет осуществляться проект благоустройства территории, тогда и будет понятно, какие средства город или музей как федеральное учреждение смогут на это выделить.

Новости партнеров

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>