Антология новой детской литературы: от шести до девяти лет

Антология новой детской литературы: от шести до девяти лет

Богословский диспут пингвинов, естественно-научная сказка о треске, собрание сочинений сказочника Роальда Даля и описание мира ребенка с синдромом Дауна. «Лента.ру» продолжает составлять антологию новой детской литературы. Наталья Кочеткова написала об 11 книгах, которые помогут младшему школьнику найти ответы на важные вопросы.

Ульрих Хуб «Ковчег отходит ровно в восемь» (изд-во «Самокат»)

Жили-были пингвины. Неплохо жили, занимались своими пингвиньими делами, пока к ним не прилетела голубка и не сообщила, что грядет всемирный потоп. И вручила билеты на ковчег. Два билета. А пингвинов трое. После некоторых колебаний двое друзей прячут третьего в чемодан и контрабандой проносят на ковчег. Пьесу про то, что пингвины своих не бросают даже перед лицом Всевышнего, в 2006 году сочинил по заказу одного немецкого религиозного издательства актер и драматург Ульрих Хуб. Сочинение тут же получило премию как лучшая детская пьеса Германии, было переведено на несколько языков и поставлено в разных уголках мира. В России пьесу поставили театры в Москве, Санкт-Петербурге, Саратове, Новошахтинске, Северске. А потом автор переделал ее в повесть. Правда, в ней все равно очень много диалогов. Пингвины постоянно спорят на богословские темы: есть ли Бог? если его нет, то почему все только о нем и говорят? а может быть, Бог — пингвин? Потому что если такие важные вещи не проговорить, то вообще непонятно, в кого и во что верить.

Улаф Кушерон «Приключения маленькой трески» (изд-во «КомпасГид»)

Можно было бы сказать, что норвежец Улаф Кушерон написал роман (или повесть) воспитания, если бы речь шла о человеке, а не о рыбе. Но герой — треска. Его зовут Тронд. Сначала он — икринка, потом малек, потом маленькая рыбка, которая растет и узнает мир вокруг себя. Заодно с обитателями морских глубин знакомятся и читатели. Ведь в книге подробно объясняется, почему рыба не тонет, почему можно обжечься о щупальца медузы, чем опасны «морские цветы», почему сельд ходит косяком и что такое Гольфстрим. И много всего другого. По сути, это энциклопедия подводного мира с занимательным сюжетом. Всем владельцам аквариумов и любителям отдыха у воды посвящается.

Полное собрание сочинений Роальда Даля (изд-во «Самокат»)

Сказки Даля в каждом приличном доме стоят на одной полке с сочинениями Кеннета Грэма, Клайва Льюиса и Толкина. Но, к сожалению, в России ему повезло меньше: на русский он переводился нерегулярно и беспорядочно. И даже, кажется, выход фильма «Чарли и шоколадная фабрика» не сделал погоды. Но некоторое время назад издательство «Самокат» взяло на себя миссию выпустить всего Даля. Причем с иллюстрациями его постоянного соавтора, художника Квентина Блейка. И это — без преувеличения — событие, потому что представить себе взросление нормального человека (пусть даже этому человека всего шесть лет) без книг британского сказочника трудно. Штука в том, что Даль с читателем не сюсюкает, в его книгах все по-честному, всерьез и сразу набело. Никакой тебе сказочной условности, живой воды и молодильных яблок. Второго шанса не будет. Если сказано, что ведьмы существуют, — значит, существуют (сказка «Ведьмы»). Ведьмой может оказаться любая женщина, поэтому важно не терять бдительности. А если уж решил с ними бороться — так не бойся пострадать. Стрелять в птиц — жестоко. Не понимаете по-хорошему? Тогда поменяйтесь местами с утками (сказка «Волшебный палец»), и вам воздастся по заслугам. Да еще окажется, что дикие птицы милосерднее людей. В сказках Даля все глупые, ленивые, жадные и завистливые будут уличены и наказаны (ну, или помилованы). Надо ли говорить, что дети такую честность очень ценят.

Зильке Ламбек «Господин Розочка» (изд-во «КомпасГид»)

Детство — это не только радость и беззаботность. Это еще одиночество и бесправность. Родители восьмилетнего Морица переехали в другой город. У мамы на работе вредный начальник, она очень переживает и постоянно срывается на домашних. Папа работает дома и заодно сидит с младшим ребенком. В новой школе Мориц не прижился. В общем, он одинок и глубоко несчастен. Сказки прекрасны тем, что в такой момент может появиться волшебный помощник. Скажем, Карлсон. Или дружелюбный пожилой сосед со странным именем Леопольд Розочка, который совершенно случайно оказывается волшебником и помогает семье Морица справиться со всеми свалившимися на нее проблемами. А книги вроде этой помогают не только детям, но и родителям пережить сложные времена и не наломать дров.

Мони Нильсон, серия книг про Цацики (изд-во «Самокат»)

Представьте, что ваш ребенок-первоклассник принял учительницу за инопланетянку — на том основании, что у нее очень густая растительность на ногах. Вы в ужасе? Значит, вы не прошли проверку. А вот мамаша героя по имени Цацики (это не только блюдо греческой кухни, но и имя мальчика) ничему не удивляется и во всех ситуациях сохраняет спокойствие. Она веселая, изобретательная и вообще не похожа на других скучных мам. И Цацики был бы совершенно счастлив, вот только ему очень не хватает папы. Впрочем, не только папа, но и сестра (по имени Рецина) у него потом появятся. А еще он будет расти, продолжать смотреть на мир так же широко и открыто, как раньше. Книги о Цацики и его семье, где все такие своеобычные, но очень друг друга любят, переведены на 20 языков, экранизированы и известны школьникам всей Европы и их родителям. А придумавшая их шведка Мони Нильсон была удостоена ежегодной премии детского книжного жюри (в 1997, 1999, 2001 годах), премии Нильса Хольгерсона Шведской ассоциации библиотек и премии Астрид Линдгрен, вручаемой авторитетным шведским детским издательством Rabén & Sjögren.

Губерт Ширнек «Медведь в своем репертуаре» (изд-во «Поляндрия»)

Медведь — единственный в лесу зверь, который слушает радио. Отсюда все его радости и беды. Во-первых, он очень любит пословицы. Правда, не всегда верно их запоминает. Так появились: «Чем дальше влез, тем больше дров», «Яблоко пришло — отворяй ворота», «Не все то золото, что свистит» и некоторые другие химерические сочетания. Во-вторых, он как-то раз услышал по радио, что лев — царь зверей. И сказал об этом местному льву — парню безобидному и ленивому. А тот возьми и поверь. После этого у зверей забот — полная пасть. Правда, медведь все исправил. Но лесные жители не перестали провожать его фразой: «Медведь в своем репертуаре!» Истории про косолапого умника придумал немецкий писатель и радиосценарист Губерт Ширнек. Несмотря на игру слов, на которой построены многие произведения Ширнека, переводчики не боятся за них браться: тексты писателя переведены на 15 языков и получили много престижных наград.

Бирта Мюллер «Планета Вилли» (изд-во «Самокат»)

Когда у немецкой художницы Бирты Мюллер родился старший сын, выяснилось, что он не землянин, а инопланетянин. Поначалу он тяжело болел, как будто не был вполне уверен, стоит ли ему оставаться на Земле. Но родители убедили его, что он очень им нужен. И он остался. Чуть позже у него родилась сестра — самая обычная земная девочка. А когда дети немного подросли и разница между ними стала особенно заметной, Бирта решила сделать книгу о таких, как Вилли, — детях с синдромом Дауна. Как они живут, чувствуют, реагируют, на каком языке говорят. Почему маленькая сестра понимает Вилли лучше, чем его мать и отец. И совершенно не важно, растет в семье ребенок с синдромом Дауна или нет. Книгу нужно читать детям и взрослым уже хотя бы потому, что взглянуть на мир глазами другого — редкая возможность.

Ариадна Борисова «Записки для моих потомков» (изд-во «Настя и Никита»)

Для городского ребенка нет мира более магического, чем деревня, куда он приехал к бабушке на каникулы. Потому что там возможно все: отыскать клад, встретить динозавра, по-настоящему потеряться и найтись. Свободно гуляющие лошади, коровы, козы, куры и гуси — это тоже волшебство. По сути, это мир сказки. И этот переход из мира привычного (городского) в мир волшебный (сельский) возможен сейчас, как и десятилетия назад. Наличие планшета и мобильника ничего не меняет и совершенно не мешает пересечению магической границы. В такой мир и попадает девочка Валентинка. И решает передать свой опыт потомкам, для чего начинает вести каникулярный дневник.

Мария Парр «Вафельное сердце» (изд-во «Самокат»)

В отличие от героини книги Ариадны Борисовой, герои «Вафельного сердца» родились и живут на норвежском хуторе, и сельская жизнь — их привычное существование. Что не мешает девятилетнему Трилле и его подружке-ровеснице Лене вести себя примерно как Пеппи Длинныйчулок. Но прелесть детских проказ — не единственное, чем так нравится эта книга читателям. Грустные события в ней тоже происходят. Умирает бабушка, которую дети очень любили. А еще Лена растет в неполной семье и мечтает, чтобы у нее был папа. Но каждый раз, заговаривая о чем-то непростом, Мария Парр не делает серьезного лица: вот сейчас напишу про проблемную ситуацию. Радости и беды в книге, как и в жизни, незаметно и плавно сменяют друг друга. Поэтому после чтения возникает ощущение, что прикоснулся к кусочку действительности. Видимо, поэтому совсем молодая норвежка Парр получила за свой литературный дебют звание «новой Астрид Линдгрен» и ворох литературных наград по всей Европе.

Джинн Бердселл «Пендервики» (изд-во «Розовый жираф»)

Искусством легко и даже весело писать о трагическом в полной мере овладела и американка Джинн Бердселл. Итак, Пендервики — это папа (профессор ботаники, который говорит с детьми то по-английски, то на латыни) и четыре дочери: Розалинда (ответственная), Скай (вспыльчивая), Джейн (романтик) и самая маленькая Бетти. Должна еще быть мама, но она умерла от онкологии вскоре после того, как произвела Бетти на свет. А еще у них есть собака. И вот всему этому большому беспокойному семейству предоставляется возможность провести лето в настоящем богатом особняке. Правда, кроме них там будут жить еще и хозяева: миссис Тифтон и бесконечно страдающий от надменности матери ее сын Джеффри. Дети будут жить сельской детской жизнью, родители — решать свои непростые диккенсовские конфликты, а финал неизбежно окажется счастливым и всех примирит. Повесть принесла Джинн Бердселл мировую славу и медаль Newbery — самую престижную награду в области детской литературы.

Майкл Бонд «Медвежонок Паддингтон» (изд-во Machaon)

Если и есть второй такой же знаменитый медведь, как Винни-Пух, то это, конечно, Паддингтон. Книги Майкла Бонда переведены на три десятка языков и проданы тиражом более 25 миллионов экземпляров. Сделано несколько экранизаций, пошита игрушка-Паддингтон, а на Паддингтонском вокзале в Лондоне ему установлен памятник. А впрочем, и это еще не все. Этот медведь стал символом всех мигрантов. Медвежий сирота из Дремучего Перу каким-то чудом добрался до Лондона, а там на Паддингтонском вокзале его нашло семейство Браун. Они взяли его к себе, и мишка прижился, почувствовал себя в британской столице как дома и даже стал приносить пользу обществу. Что не отменяет того факта, что Паддингтон все время куда-то влипает — в прямом и переносном смысле (бутерброд с мармеладом сопровождает его всегда и везде). Мишка любим читателями всего мира на протяжении многих десятилетий. Несколько лет назад книги про Паддингтона добрались и до России.

Новости партнеров

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>