Андрей Усачев любит не только писать, но и читать детскую литературу

Андрей Усачев любит не только писать, но и читать детскую литературу

Автором текста для Тотального диктанта в этом году впервые стал детский писатель — Андрей Усачев. Он поделился своими мыслями о состоянии отечественной литературы с корреспондентом «РГ».
Андрей Алексеевич, вы сразу согласились стать автором «Тотального диктанта-2016»?

Андрей Усачев: Когда мне предложили участвовать в проекте, я поначалу растерялся. У меня ведь тексты довольно простые, так как я ориентируюсь на детскую аудиторию. Считаю, что любой ученик второго-третьего класса по ним вполне может написать диктант минимум на четверку. Язык детской литературы заметно отличается от взрослой. Он простой и доступный. Синтаксические конструкции в нем не должны быть пятиэтажными. Например, Александр Сергеевич Пушкин не писал специально для детей, но писал то, что им понятно. «Сказка о рыбаке и рыбке» — произведение для взрослых, а дети читают его с удовольствием. Или «Маленький принц» Антуана де Сент-Экзюпери причисляют к детской литературе, тогда как в этом произведении заложен колоссальный философский смысл.

Организаторам акции сказал, что я совершенно неподходящий для этого человек, но экспертный совет и все остальные были настойчивы, и в результате нам удалось найти текст, из которого можно было сделать что-то подходящее для диктанта. Изначально он задумывался для детей. Текст для «Тотального диктанта» представляет собой три отрывка из новой книги, написанной совместно с писателем Алексеем Дмитриевым. Она называется «Этот древний-древний-древний мир. Уроки истории». В книге повествуется о древних цивилизациях, Древней Греции, шумерах, египтянах, Атлантиде. Книга развлекательная, она еще не опубликована. Надеюсь, что в этом году выйдет.

Вообще, странно, что я оказался в такой компании как Дина Рубина или Евгений Водолазкин (авторы предыдущих текстов). Но понял, что можно довериться организаторам всего этого безобразия. Лично я в акции никогда не участвовал и диктант не писал. Те, кто это делает, — смелые люди, потому как надо иметь решимость, чтобы проверить себя и узнать правду.

Как вы оцениваете ситуацию с детской литературой?

Андрей Усачев: У меня такое ощущение, что с детской литературой у нас все нормально, нет взлетов и нет падений. Развивается нормально. Пожилые авторы постепенно уходят. Недавно не стало замечательного Юрия Наумовича Кушака. Но появляются новые очень хорошие писатели для детей. Среди немало женщин — талантливые Анастасия Орлова, Юлия Симбирская, Галина Дядина пишут потрясающие стихи и прозу. Другое дело, что широкой общественности это пока не очень известно. Писатели есть, а книг нет. Тут надо понимать, что это длительный процесс. Лично у меня с момента публикации в журнале до первой книжки прошло шесть лет.

Правда, с прозой традиционно хуже, чем с поэзией. Но, с другой стороны, появились хорошие фэнтезисты. Например, есть такая серия «Часодеи», которую дети читают запоем.

Заставить подростка взять книгу в руки вместо гаджета становится все труднее, есть ли у нас хорошая подростковая литература?

Андрей Усачев: Процентов восемьдесят моих коллег скажут, что я не прав. Но я все-таки скажу: подростковой литературы не существует в природе. То есть она есть, конечно, но не создала ни одного шедевра, а наличие литературы определяется тем, есть ли шедевры.

Вспомните себя в подростковом возрасте. Например, я и мои друзья читали понятные нам взрослые книжки. Это были и «Ромео и Джульетта», и «Декамерон». Подростковое чтение — это взрослая литература. Но тут надо учесть, что вообще-то, подросток — существо не читающее. Книга для него не является источником удовольствия, в отличие, например, от музыки. Так устроена ритмика человека. Я, будучи подростком, считал себя читающим, и слушал The Beatles, Deep Purple.

При этом не надо думать, что если молодой человек возьмет в руки книгу, он сразу станет воспитанным. Если папа бьет маму и при этом заставляет ребенка читать благородные книги, то ситуацию это не спасет. Книга не панацея, важнее личный пример.

Вас не найти в социальных сетях. Сегодня это весьма необычно.

Андрей Усачев: Я не очень публичный человек, потому что занятой. Мне кажется, для того, чтобы сидеть в социальных сетях, надо иметь много свободного времени, которого у меня нет.

Кроме того, соцсети — большая помойка. Людей, как и мнений, много. Можно порой и на грубость нарваться. А когда тебя оскорбляют, я не очень понимаю, что с этим делать. Человек должен отвечать за свои слова и поступки. Вряд ли то, что он пишет в Интернете, он когда-нибудь скажет в лицо. В сетях складывается ситуация безнаказанности. Это неправильно ни по человеческим, ни по божеским законам.

Скажите, у «Умной собачки Сони» будет продолжение?

Андрей Усачев: Сейчас я как раз этим занят. Понимаю ваше нетерпение: публика ждала этого 25 лет. Также надо продолжать книгу о деревне Дедморозовке и ее обитателях. Пишу и ужасно мучаюсь, так как стал заложником собственного мифа. Дети требуют продолжения. А я человек милосердный: не могу «убить» своих героев, например, растопить Снеговиков.

В свое время с одним из лучших детских художников Виктором Чижиковым (он — автор медвежонка — талисмана летних Олимпийских игр 1980 года в Москве) мы сделали несколько книжек. Он рисовал котов, а я придумывал стихи. Это такой принцип обратной иллюстрации. Зная, что у Виктора Александровича, которому уже исполнилось восемьдесят лет, есть немало неопубликованных рисунков, я задумал книгу, участие в которой приняли девять детских поэтов. Они написали двести стихотворений к неизданным рисункам Чижикова.

Ключевой вопрос
Вы знаете, как надо писать для детей?

Андрей Усачев: Меня радует, когда ребенок раньше не интересовался книгами, а потом прочел что-нибудь мое — и его зацепило. Считается, что писать для детей надо, как для взрослых, но только лучше. Это вообще ни о чем. Взрослые, по существу, те же дети. Только дети в отличие от них — несчастная часть человечества. У ребенка куча начальников — родители, старшие братья и сестры, соседи, учителя. Размышляя об этом, я написал «Декларацию прав человека». Надеюсь, она кому-нибудь помогла.

Я и сам на досуге люблю читать детскую литературу. Она доставляет мне большое удовольствие. Мы так устроены, что человек ищет позитива. В современной литературе, да и в классической, его немного. В детских книгах все-таки не сильно наказывают отрицательных героев. Даже Шапокляк Эдуард Успенский за ее проделки всего лишь отправил на необитаемый остров. В детской литературе чаще торжествует справедливость, это поддерживает человека. Ведь когда в жизни много темного, хочется света.

«Тотальный диктант»- ежегодная образовательная акция в форме добровольного диктанта для всех желающих. Ее цель — дать возможность каждому человеку проверить знание русского языка и пробудить интерес к повышению грамотности. Идея акции в свое время родилась в «Глум-клубе» Новосибирского госуниверситета. В этом году на планете было организовано 2 185 площадок диктанта, что почти в два раза больше, чем в 2015-м.

Новости партнеров

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>