Алла Сигалова: Как выбрать гениального ученика и вместе с ним изменить мир

Алла Сигалова: Как выбрать гениального ученика и вместе с ним изменить мир

Во время интервью с режиссером, хореографом, телеведущей, педагогом Аллой Сигаловой трудно не почувствовать себя ученицей. Кажется, она видит тебя насквозь, как и тех, с кем работает над различными постановками.

В спектакле «Моя прекрасная леди» режиссер Алла Сигалова научила всех актеров двигаться самым невообразимым образом. На снимке — сцена на скачках в Аскотте, где Элиза должна показать себя.

Если у нее всего одна постановка в год, то этого мало. Только за последние годы помимо прочих спектаклей она поставила на сцене МХТ им. Чехова нашумевший «ХХ век. Бал», невероятную почти без слов «Катерину Ильвовну» — в Театре Олега Табакова. А сейчас вся Москва мечтает попасть на «Мою прекрасную леди» — спектакль, где Элизу Дулиттл играет победительница шоу «Голос» 2016 года Дарья Антонюк, где изысканные костюмы сшиты самим Валентином Юдашкиным. Спектакль, в котором нет ни одного лишнего слова или движения. Он сам весь как музыкальная шкатулка, открыв которую, вы перенесетесь в другой мир, созданный прежде всего режиссером Аллой Сигаловой.

Кстати, уже на сентябрь (начало театрального сезона) все билеты распроданы. И спектакль «Моя прекрасная леди» входит в десятку самых популярных у зрителя постановок.

Насколько отличается «Моя прекрасная леди» от ваших других спектаклей? Почему взялись за мюзикл Алана Джея Лернера и Фредерика Лоу?

Алла Сигалова: Потрясающее произведение, с которым хочется прожить время еще и еще.

Вы ведь и ранее ставили мюзиклы?

Алла Сигалова: «Бумбараш», «Клоп» по Маяковскому, «Собор Парижской Богоматери» в Киеве, «Ханума» — в Риге.

Когда работали над этим спектаклем, знали, что сделаете акцент на движении, что актеры не будут петь, как в Театре оперетты?

Алла Сигалова: Мы же не оперетту делаем.

Генри Хиггинс, например, проговаривает слова.

Алла Сигалова: А так и написано в партитуре: «Речитативом». Хотя должна вам сказать, что голосом в процессе подготовки спектакля мы занимались больше, чем движением.

В спектакле «Моя прекрасная леди» актеры двигаются именно так, как вы и хотели?

Алла Сигалова: Конечно.

Меня поразило, как молодой человек, актер Вячеслав Чепурченко, танцуя, буквально зависает в воздухе.

Алла Сигалова: Фредди (произносит это имя с большой нежностью). Конечно, у него такое состояние: он влюблен в Элизу, он парит.

И еще мой любимец в спектакле Дулиттл-отец. У нас так мало всесторонне владеющих профессией актеров, которые умеют и петь, и двигаться, и произносить текст.

Алла Сигалова: Саша Фисенко — очень одаренный актер, и в «Катерине Ильвовне» он фантастически работает. Играет мужа Катерины Измайловой Зиновия. «Моя прекрасная леди» — это уже наша четвертая с ним работа. До этого были «Затоваренная бочкотара», «Бумбараш» и «Катерина Ильвовна».

Как по-вашему, почему «Моя прекрасная леди» актуальна, созвучна сегодняшнему дню?

Алла Сигалова: Это же не передовица в газете, чтобы говорить об актуальности. Я не занимаюсь тем, что созвучно сегодняшнему дню. Тогда, по вашей версии, я должна была бы делать спектакли про Сирию, про Иран, например.

Некоторые так и делают. Ставят классические спектакли, в которых просматриваются злободневные темы.

Алла Сигалова: Это не моя чашка чая. Я с удовольствием хожу на эти спектакли, мне все интересно. Но я такая, какая я.

Как получилось сотрудничать с Валентином Юдашкиным?

Алла Сигалова: Как? Позвонила и сказала: «Валя, ты мне нужен».

И он сразу откликнулся.

Алла Сигалова: Конечно!

Это круто. Не каждый человек…

Алла Сигалова: А я — не каждый человек…

В смысле — он не ко всем пойдет, кто ему позвонит и скажет: «Ты мне нужен».

Алла Сигалова: Ну, тут я не могу за него отвечать.

Было ли тяжело работать с такими пышными и красивыми костюмами? Не казалось ли, что сцена для них мала?

Алла Сигалова: Нет. Все сделано специально в пропорциях именно этого пространства, декораций и сцены. Все выверялось долго, сложно. Тяжелый был процесс. Это же не то, что мне приснилось, я взяла бумажку и нарисовала.

Минуточку, а кто рисовал — вы или Юдашкин?

Алла Сигалова: Референсы, конечно, я присылала. Отсылы, прежде всего, исторические. Были и Гальяно, и Марджела, и Ив Сен-Лоран, и Вивьен Вествуд.

Было что-то, что Юдашкин делал, и вам не нравилось?

Алла Сигалова: Иногда это не совпадало с тем образом, который был мне нужен, и, конечно же, он переделывал. Это естественно, а как иначе?

Вы когда работаете над спектаклем, бывает ли такое, что слепо доверяете художнику по костюмам или сценографу?

Алла Сигалова: Нет. Я никому ничего не доверяю.

То есть контролируете все?

Алла Сигалова: Если я режиссер, как я могу иначе?

Есть разные режиссеры.

Алла Сигалова: Я с такими не знакома. Вот вы знакомы, а я — нет.

Спектакль «Катерина Ильвовна» по «Леди Макбет Мценского уезда» Николая Лескова, поставленный вами, идет уже больше двух лет. Слышала, что у вас к нему особое отношение.

Алла Сигалова: Это мой любимый спектакль. Каждый раз я смотрю и отмечаю, как это здорово сделано. Для меня главное то, что я эмоционально по прошествии уже трех лет подключаюсь к этому спектаклю. И для меня важно то, что я профессионально понимаю, как все работает на одну цель, на одну задачу.

Что для вас было целью и задачей в «Моей прекрасной леди»?

Алла Сигалова: Тема ученика и учителя. Это самое главное для меня в этом спектакле.

Простите за такой вопрос, Алла Покровская, которая недавно ушла от нас, была вашим учителем?

Алла Сигалова: Она была для меня больше, чем учителем. Во-первых, она крестная мама Ромы (Роман Козак — актер и режиссер, ушедший из жизни девять лет назад, был мужем Аллы Сигаловой. — Прим. авт.). Это человек, с которым мы проводили большое количество времени. Вы наверняка прекрасно знаете, что очень часто те, кто формально является учителями, вовсе ими не являются. А те люди, с которыми ты рядом проживаешь жизнь, именно они становятся учителями.

Режиссер Евгений Писарев на своей страничке в социальных сетях написал о том, что даже его мама ревновала к Покровской, с которой он проводил очень много времени. Иногда, разговаривая с ней, они засиживались до трех утра и более.

Алла Сигалова: Покровская — это огромная личность, воспитавшая невероятных индивидуальностей в театре, которой благодарны огромное количество людей. Ее очень многие могут назвать своим учителем, это очень важно. Я бы хотела, чтобы, когда я уйду, вот так вот со мной бы произошло.

Как вам удалось в спектакль «ХХ век. Бал» вместить целую эпоху?

Алла Сигалова: Это же мой XX век. Я передала «опорные точки» XX века лично мои, выразила свои эмоции. Другое дело, что пришлось мне с моим соавтором по инсценировке Константином Эрнстом делать жесточайший отбор важных для нас событий, потому что их было в сто, в миллион раз больше. Но тогда бы мы не поместились в один театральный вечер.

Мы с вами впервые встретились именно в XX веке, в театре Елены Камбуровой. И у меня уже тогда сложилось впечатление, что вы человек, который точно знает, чего хочет.

Алла Сигалова: Всегда! Это людей пугает. И в то же время у таких профессионалов, как Валя Юдашкин или Гоги Алекси-Месхишвили, вызывает ко мне огромное уважение. Но это сложно для окружающих. Я настолько точно знаю, что мне надо, что когда мне подсовывают суррогат, не приемлю. Категорически.

Есть люди, которые подвергают все сомнениям: сегодня так, а завтра им кажется лучше, а послезавтра все по-другому. Из чего формируется ваше качество точно знать, чего хочешь?

Алла Сигалова: Оно формируется из огромных сомнений, которые меня мучают.

У вас практически каждый год по спектаклю.

Алла Сигалова: Нет! Как это каждый год по спектаклю? В этом году четыре спектакля. Я очень устала.

Плюс вы педагог, а еще телевидение.

Алла Сигалова: Да, я завкафедрой в двух институтах. Но телевидение отошло сейчас на второй план, потому что я не успеваю.

Как странно, другие, наоборот, все отменяют ради того, чтобы лишний раз появиться на телеэкране.

Алла Сигалова: Потому что там деньги большие — их можно понять. Но понимаете в чем дело, мне все-таки тяжело произносить чужой текст. Я все же автор, и ничего с этим не поделаешь. И удовлетворение получаю тогда, когда реализуюсь как автор.

В жизни, когда вы встречаетесь с людьми, сразу отмечаете, как они двигаются?

Алла Сигалова: Сразу.

Алла Сигалова не просто работает с артистами и учениками — она строга и к себе и держит потрясающую форму. Фото: Пресс-служба Театр Олега Табакова
Когда впервые встречаетесь с вашими учениками, понимаете, что вы из них хотите сделать?

Алла Сигалова: Я не движением занимаюсь с учениками, а актерским мастерством. Это разные вещи. Движение — это лишь одно из средств. У артиста всего два средства выразительности — голос и движение. Больше ничего нет. Но, к сожалению, любого человека, с которым я общаюсь или который просто проходит мимо меня по улице, я сразу же мысленно «раздеваю», «сканирую». Знаю, чем он болеет, какие у него проблемы, что с мышцами, что с позвоночником. Это уже профессиональное. Я не виновата, сама не хочу этого делать, но иначе не получается.

Каковы ваши ориентиры и идеалы в мире движения? Мне кажется, что вам должен быть близок Бежар, но, может быть, я себе это фантазирую?

Алла Сигалова: Пина Бауш, Уильям Форсайт, Матс Эк, Иржи Килиан, Александр Экман. Вот эти люди.

У вас хватает времени ходить?

Алла Сигалова: Я все смотрю!

Когда?

Алла Сигалова: Сама не знаю. Хожу, когда что-то интересное привозят к нам. Я очень много езжу и смотрю, и смотрю. Я такая всезнайка!

После этого я не знаю, что еще спросить. У меня такое впервые во время интервью.

Алла Сигалова: Как это трогательно. А давайте поговорим про Виталика Егорова и Сергея Угрюмова. Мне интересно ваше мнение.

Пикеринг и Хиггинс? Сейчас скажу. Но перед этим отмечу, как мне пришлась по душе актриса Яна Сексте, которая играет экономку Хиггинса миссис Пирс. Невероятная, элегантная, я даже не узнала ее. А в ответ на ваш вопрос — Пикеринг мне понравился больше, в случае с Хиггинсом что-то мне мешало. Может быть, старый фильм «Моя прекрасная леди»?

Алла Сигалова: Там же плохо все играли. Мне Даша Антонюк рассказывала, что она три дня не могла досмотреть этот фильм — просто невозможно. Про Угрюмова-Хиггинса я считаю, что это грандиозная фантастическая работа, потому что такой объем никогда в этой роли ранее не вскрывался. Вы же понимаете, что именно этот актер, Сергей Угрюмов, играет эту роль неслучайно — мне нужны сложные эмоции, которые он вызывает. То, что у вас вызывает очарование Виталик Егоров, это понятно, но это первый план. А вот попробуйте воспринимать вторым, третьим, двадцатым, семьдесят восьмым планом.

Нет второго состава в спектакле? Есть другой Хиггинс?

Алла Сигалова: Нет и не будет. То, что сделал Угрюмов, выше всяких похвал. Для меня это абсолютная победа.

Угрюмов много снимается в сериалах, и, вполне возможно, мне это мешало.

Алла Сигалова: Не смотрю сериалы. А то, что артист должен играть разные роли, вы в курсе? Например, Николай Гриценко, который играл и алкоголиков, и Каренина.

Но я же зритель, и у меня бывает так.

Алла Сигалова: Что он у вас совпал с какой-то ролью, и никак не может выпасть.

Угрюмов играл в «Спящих», в «Хождении по мукам», в других. Я смотрю много сериалов, и это мне помешало его воспринимать как Хиггинса. Он в этом не виноват.

Алла Сигалова: Восприятие — это же наша проблема. Вот у меня, например, проблема с Шубертом. Мои приятели говорят, мол, как это ты слушаешь Адамса, Шенберга, а Шуберта не понимаешь. Не понимаю, чужое. Наше восприятие — оно такое сложное.

Каким новым спектаклем сегодня живете? Какие планы, расскажете?

Алла Сигалова: Конечно не расскажу, но самое главное, что меня сейчас волнует, — дипломный спектакль школы-студии МХАТ «Ромео и Джульетта». Это будет конец октября.

У вас есть такой артист в жизни, на которого вы смотрите и думаете, что в нем все совершенно все: как говорит, как двигается, как смотрит. У меня такая, например, Алиса Фрейндлих.

Алла Сигалова: У меня то же самое с Алисой Фрейндлих. Артистов талантливых много, и если я настолько покоряюсь талантом, то готова следовать за ним и смотреть все его работы. Если начинаю поклоняться, то углубляюсь в этого человека.

А когда вы работаете? Ночью? В самолетах?

Алла Сигалова: Я все время работаю. Это процесс, который не блокируется. Где бы ты ни был, что бы ни смотрел — все время идет работа. Вот вчера я посмотрела фильм «Дылда», а сегодня была репетиция с Дарьей Антонюк, и сразу какие-то вещи, которые там возникли относительно Даши, перенесла сюда.

Как вам фильм Кантемира Балагова «Дылда»?

Алла Сигалова: Я поражена работой художника-постановщика Сережи Иванова и актерской — Ксюши Кутеповой. Прекрасная работа!

Сюжет

Уроки английского
«Моя прекрасная леди»- знаменитый мюзикл Алана Джея Лернера и Фредерика Лоу по пьесе Бернарда Шоу «Пигмалион». В 1964 году был снят музыкальный фильм Джорджа Кьюкора с тем же названием, что и мюзикл. По сюжету выдающийся лингвист Генри Хиггинс заключает пари с полковником Пикерингом и обучает простую цветочницу Элизу Дулиттл говорить на английском языке так, что ее принимают за настоящую леди.

Вопрос — отв

Новости партнеров

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>